Один мой знакомый часто поражался: «А чего ты такой недовольный постоянно? Ну, вон в окно выгляни, солнышко, травка». Всегда спокойно пояснял, что не имею трудностей с интеллектом, и потому не считаю нужным радоваться закономерной смене дня и ночи, а «травку» мне никто не привозит, да и вообще ДЦП под травкой – должно быть, то ещё зрелище. А тут как-то разговорились мы с ним по душам, и выяснилось, что человек просто не представляет себе жизнь с ограниченными возможностями по свободному передвижению.

В его понимании инвалидность сводится к тому, что иногда у тебя что-то болит и пару раз в жизни на тебя не очень далёкие люди косо посмотрели. О настоящей травли среди полноценных людей, о том, что «поболеть» может так, что в лёжку — на двое суток с желанием умереть, потому что не помогают тройные дозы обезболивающих, которые в таких количествах опасны, но тебе на это плевать: смерть выглядит совсем не худшим вариантом. Обо всём этом мой собеседник не имел ни малейшего представления и был крайне удивлён.

доступная среда

В процессе разговора он, сам не замечая того, постоянно повторял одни и те же слова: «Выйди… Выйди, проветрись, выйди с людьми пообщайся, тебе надо чаще выходить». И это притом, что человек меня неоднократно вживую видел и понимает, как я думал, что за каждым этим «выйди» стоит уйма сил и необходимость наличия сопровождающего. Начнём с растраченных сил: мне действительно тяжело ходить, после пары сотен метров у меня начинают дико болеть ноги и спина. Некогда я прошёл за девушкой 2,5 километра… Я не помню, как оказался в кровати, но, по заверениям очевидцев, проспал я почти двое суток, настолько организм был выжат. Поэтому я выхожу только в тех случаях, когда уверен на все 100%, что пресловутый «выход» принесёт мне ощутимую пользу или хотя бы моральное удовлетворение.

Следующий пункт – сопровождение. Найти сопровождающего непросто, адекватного – нереально, а чтоб ещё и бесплатно – это сюжет для фантастического бестселлера (требую премию мира за то, что пишу о неслыханном явлении — шутка). Мне повезло, у меня есть друг, который отвозит меня туда, уда мне нужно, однако я не представляю себе картину, чтоб я ему позвонил и сказал: «Чего-то я на воздухе давно не был – выведи во дворик». Это просто неуважение ко времени человека, да и у самого желания тупо пялиться на прохожих не возникает: есть чем заняться.

Но даже при наличии сопровождающего – адекватного, воспитанного, корректного, с огромным чувством такого же чернушного юмора — поездка превращается в событие, подвиг или чудо.

помощь инвалидам

Просто представим себе ситуацию – захотел я, скажем, поплавать с дельфинами (с моим сказочным везением – мне это милейшее существо башку откусит… После шарахнувшего меня током джакузи с подсветкой я подобному не удивлюсь) – представим, что есть у меня там свой инструктор, которому я доверяю, который знает меня и мои особенности. Какова последовательность действий?

Читайте также:  Беспредел в городе Раменское

Мне нужно позвонить в дельфинарий, узнать расписание работы своего инструктора, дозвониться до сопровождающего (который тоже не сидит сутками у телефона и не ждёт, когда ж это я позвоню-то), узнать, может ли он снова перезвонить в заведение и сообщить о своём намерении посетить их, если запишут – оповестить сопровождающего и молиться, чтобы ничего не случилось.

А что может случиться? Ну, как показывает практика, что угодно: от болезней сопровождающего и инструктора — до… глюка телефона организации. Иначе говоря, к тебе человек приехал из пригорода, чтобы тебя отвести, а дозвониться до желанного заведения вы не можете – трубку никто не берёт. И вот сидишь и думаешь: «Не ехать совсем?» Получается, что даже человека зря сдёрнул. Ехать на шару? Велик шанс поцеловать закрытую дверь и выслушать закономерное недовольство помощника, который после пары подобных ситуаций, безусловно, утратит энтузиазм к помощи.

передвижение инвалидов

Если вам кажется, что я всё усложняю и ною – отнюдь, я лишь делюсь личным опытом. Успешная поездка, когда никто никуда не опоздал, все на месте, и удалось договориться без нервов, – событие настолько редкое, что не будет большим грехом назвать его чудом.

Конечно, кто-то мог бы возразить: «А волонтёры? Столько организаций кричат о помощи инвалидам – погуглил бы! Нечего тут голову людям морочить». Опыт общения с волонтёрами заслуживает отдельной статьи, причём полу печатной, потому как всего накопленного запаса для выражения возмущения цензурной лексики, увы, не хватит. Скажу, что мне адекватный волонтёр попался… один.

Адекватный – то есть ему не приходило в голову обзывать не знакомое лично для него место «гадюшником», выговаривать, что лучше б я из пластилина лепил, чем оружие в руки брал, и прочее, прочее, прочее…

Самая большая печаль — в том, что люди, которые не понимают реального положения дел (хотя уверены, что понимают), бросаются с осуждениями и полной убеждённостью в том, что уж они-то точно знают как надо, и, если бы ты делал так, как они говорят,- всё в твоей жизни было бы по-другому. А ты сначала объясняешь, а потом уже молча посмеиваешься: ну, хочется людям выпендриться, что они тут самые умные, – пускай…

Александр Меркушев — специально для Агентства Особых Новостей (on24.media).

 

Жалость и сострадание. В чём различие между такими похожими на первый взгляд словами?

 
Похожие записи
Latest Posts from Агентство особых новостей

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *