В ночь на 9 января 2021 г. в возрасте 97 лет завершила свой жизненный путь Гизела Купер, немецко-британская писательница, автор мемуаров «Моя жизнь в Третьем Рейхе», а также рассказов «История Ребекки», «Аннушка», «Италия», «Цветочная страна» и других.

Третий рейх жизнь

Книга «Моя жизнь в Третьем Рейхе» была переведена на русский язык. Перевод вышел в свет в 2017 г. и имеет подзаголовок «Кошмары и последствия».

У жизни писателя всегда остаются последствия в виде литературных произведений. В случае с Гизелой Купер это в том числе задокументированные кошмары: ужасы войны и концентрационных лагерей, личные трагедии и разочарования.

Третий рейх жизнь

Концентрационные лагеря

«Тем временем ужасы войны стали касаться каждого лично. Мой друг детства Руди был призван в армию и убит в Польше. Как писала мне Хельга, его бросили товарищи. Повредив лодыжку, Руди не мог идти дальше и стал обузой. Его оставили одного в ожидании помощи. Когда за ним вернулись, он уже был мёртв», – вспоминала Гизела.

история ребекки

А вот как описывались сигналы тревоги, с которыми приходилось сталкиваться регулярно: «Однажды сигнал тревоги застал меня уже в постели. Бегать каждый вечер в подвал уже надоело, и я просто укуталась с ног до головы постельным бельём. Внезапно я услышала грохот зенитного огня. Посмотрела в окно. Ночное небо было очень светлым. Луна отбрасывала на стену тень огромной зенитной пушки. Был различим даже силуэт немецкого артиллериста. На стене моей комнаты будто бы показывали чёрно-белое кино, жуткое было зрелище. В какой-то момент даже показалось, что пушка направлена прямо на меня. Я встала на стул и высунула голову в мансардное окно. Нигде не было видно ни пушки, ни артиллериста. Возможно, артиллерийский расчёт располагался на какой-нибудь плоской крыше. Я спустилась со стула – тень и силуэт по-прежнему были на стене. До сигнала отбоя я уже не могла уснуть».

Рассказано читателю и о лагерном опыте автора: «Ранним утром приходилось выходить на улицу и два часа стоять на снегу. Температура всякий раз была ощутимо ниже нуля. Мы выстраивались в шеренги – и нас пересчитывали: 3, 6, 9… Если девушка выбивалась из шеренги, охранник с искалеченной спиной, которого мы называли Инвалидом, бил её изо всех сил, иногда нанося сразу несколько ударов. Удары непременно сопровождались потоком ругательств».

Читайте также:  В зеркале культуры

г купер

Гизеле удалось вернуться из лагеря и после войны эмигрировать в Великобританию (надо ли напоминать, что тогда происходило в покинутой будущим писателем восточной половине Германии, ставшей в 1949 г. Германской Демократической Республикой?). Трудности и трагедии, увы, продолжились и в английском Бристоле. Надежды на безмятежную семейную жизнь были разрушены гибелью мужа.

концентрационные лагеря

Г. Купер

«Несмотря на трудности, я не ожесточилась и не пала духом, не утратила чувства юмора, гордости, честности», – вспоминала Гизела. И это не было ни хвастовством, ни неуместной бравадой. Биография Г. Купер – вековая история самого настоящего преодоления. В ней нашлось место собственному спасению из гитлеровского лагеря, спасению других людей, десятилетиям одиночества в чужой стране, кропотливому сбору исторических сведений для потомков… А ещё – путешествиям и продолжению изучения языков уже в преклонном возрасте. А ещё – общению с переводчиками и читателями в Фейсбуке, несмотря на боль в глазах, да и во всём теле. И это уже после 95-летия! Притом сообщения Гизелы были подробными, интересными, яркими и на сто процентов внятными. А памятью, сохранившейся у человека в столь почтенном возрасте, можно было только восхищаться.

концентрационные лагеря

Иногда некоторые люди слышат на День рождения такое пожелание: «Живите сто лет». И вспоминается иной раз в связи с этим известное рекламное выражение: «Нет, сынок, это фантастика». Гизела пережила-таки пандемический 2020-й год, но столетнего юбилея так и не дождалась. Впрочем, наиболее важна не математическая продолжительность жизни, а её наполненность и оставленный след. Давайте проводим писателя с благодарностью и искренним уважением.

Фото из книги «Моя жизнь в Третьем Рейхе»

Святослав Белковский — специально для Агентства Особых Новостей (on24.media).

 
Похожие записи
Последние записи из той же рубрики

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *