инклюзивное обучение

Энциклопедическая справка

Слово «инклюзия» вошло в наш активный словарный запас относительно недавно: лет, эдак двадцать назад в результате его полной «легитимизации» в сфере образования. Однако мало кто помнит, что происходящее от английского «inclusion» – включение, изначально оно обозначало широкий процесс вовлечения каждого члена общества в многомерное социокультурное пространство. Да, прежде всего, инвалидов, но, в конце концов, и не только.

Отчётливо наметившийся после 1945-го года антропологический поворот мировой общественной мысли вылился сначала во Всеобщую декларацию прав человека (1948), Декларацию прав ребёнка (1959) и ряд других не менее гуманистически ориентированных документов, совершенно чётко регламентировавших свободу и равенство достоинства и прав личности каждого человека. Это означало, что все жители планеты Земля, принадлежащие к роду гомо сапиенс, независимо от их религии, цвета кожи, социального статуса и пр., априори наделены одинаковыми правами на полноценную во всех смыслах слова жизнь: обеспечение необходимыми продуктами и товарами потребления, поддержание здоровья, образование, развитие и т.д. Почему же доминирующей в семантике слова «инклюзия» стала коннотация «инвалидности», ответить нетрудно: на первый план обычно попадает тот, кто заметнее. Ну, если есть колокол – рано или поздно он, как водится, зазвонит.

Юридическая база инклюзии

инклюзия

Правовые основы отечественного инклюзивного образования начали активно формироваться после ратификации нашей страной в 2008-м году Конвенции по правам инвалидов. Жаркие дискуссии, разгоревшиеся в профессиональной педагогической среде на всех её уровнях, в итоге вылились в признание необходимости внедрения новой модели совместного обучения условно здоровых учащихся с лицами, имеющими те или иные формы инвалидности. В Федеральном законе от 29.12.2012 Н 273-ФЗ (ред. От 08.12.2020) «Об образовании в Российской Федерации» (с изм. И доп., Вступ. В силу с 01.01.2021) инклюзивное образование было определено как «обеспечение равного доступа к образованию для всех обучающихся с учетом разнообразия особых образовательных потребностей и индивидуальных возможностей».

Дальнейшая детализация нового педагогического направления была законодательно закреплена в многочисленных распоряжениях Правительства РФ, приказах и методических рекомендациях Минобрнауки, вышедших за последние 10 лет и и посвящённых различным аспектам адаптации среднего и высшего профессионального образования к особенностям людей, имеющих серьёзные нарушения здоровья.

 

ОВЗ не = инвалидности!

Немаловажной особенностью этих документов стало разграничение понятий «ОВЗ» и «инвалидности», которые в современном медиапространстве ошибочно отождествляются. Инвалидом, по сути, считается тот, чьи тяжёлые патологические особенности здоровья позволяют причислить его к одной из трёх групп соответствующей категории граждан, тогда как человек с ОВЗ, согласно названному выше закону, – это «физическое лицо, имеющее недостатки в физическом и (или) психологическом развитии, подтвержденные психолого-медико- педагогической комиссией и препятствующие получению образования без создания специальных условий».

По сути, и в том, и в другом случае образовательный процесс на всех своих этапах должен быть полностью адаптирован к возможностям таких обучающихся, что предполагает выявление и задействование наиболее эффективных механизмов освоения учебных программ.

 

Какие формы обучения доступны сегодня?

Согласно законодательству РФ, каждый гражданин должен получить обязательное общее (среднее) образование, окончив хотя бы 9 классов. Учиться он может как в образовательной организации, так и за её пределами. Юридически закреплёнными у нас в стране являются такие формы обучения, как очная, очно-заочная, заочная (домашняя, семейная, самообразование, экстернат). Если первая оказывается традиционной и понятной, то остальные требуют разъяснений.

Так, семейное образование часто путают с домашним обучением, хотя это совершенно разные вещи. Право на семейную модель получения знаний имеют все граждане РФ, независимо от наличия или отсутствия у них инвалидности. Данная форма обучения фактически возлагает ответственность за образование на родителей/законных представителей ребёнка, которые обязуются обеспечить ему освоение всего учебного материала вне школы с обязательной сдачей итоговых аттестаций в каком-либо образовательном учреждении. Для того, чтобы воспользоваться этой возможностью, нужно подать соответствующее заявление в местный департамент образования и школу, выбранную для сдачи экзаменов.

Домашнее обучение – это обеспечение той или иной общеобразовательной организацией ребёнку (при наличии веских причин) всех необходимых условий для прохождения учебной программ на дому. К учащемуся домой приходят учителя школы, объясняющие материал и оценивающие его подготовку к занятиям. По окончании учебного заведения ему будет выдан точно такой же аттестат, как и у посещавших его почти ежедневно учеников.

Возможно и совмещение различных форм: например, находящийся на домашнем обучении школьник может приходить в свой класс на контрольные (частичное посещение) или только на внеклассные мероприятия (точечное посещение). Здесь всё будет зависеть от желания и состояния здоровья самого обучающегося.

 

Образование +инклюзия =инклюзивное образование?

Что же изменилось с приходом инклюзии? Сегодня в российской системе очного образования, благодаря внедрению этой модели, стали сосуществовать 3 вида обучения: инклюзивное, интегрированное и коррекционное. Иными словами, сейчас ребёнок-инвалид может пойти учиться как в обычную школу, так и в специализированное учебное заведение, уже давно принимающее в свои стены детей с аналогичной нозологией. При первом варианте возможным окажется обучение в совершенно обыкновенном классе, наравне со своими условно здоровыми сверстниками, или в классе интегрированном (при наличии такового), который будет объединять детей с теми или иными особенностями здоровья. Родители/законные представители такого ребёнка в праве выбрать наиболее оптимальную форму обучения, школа же должна создать все необходимые условия для адаптации учебного материала к его возможностям.

В коррекционной школе учащийся автоматически становится пользователем , по идее, уже наработанной учебной базы, следуя, что называется , по проторенной дорожке. Вот только что лучше?

 

Преимущества и недостатки

Споры вокруг концепции инклюзивного образования не утихают и поныне. Её сторонники утверждают, что так повышается качество социализации инвалидов, противники – что усиливается психическая травматизация, понижается качество обучения, не вырабатываются навыки самостоятельности. Как же на самом деле?

Читайте также:  Льготное питание: все ли могут его получить?

Аргументов «за» и «против» инклюзивного образования можно привести множество.

— С социально-психологической точки зрения, оно действительно даёт ребёнку с ОВЗ или инвалидностью опыт общения с условно здоровыми сверстниками. Надо ли ему это? Ну, ребёнок – не рыбка, всю жизнь просидеть в уютном аквариуме не сможет. Рано или поздно соприкоснуться с большим миром придётся. Столкнётся ли он с жестокостью? Возможно. Но произойти это может и в коррекционном учебном заведении. Случаи морального, а иногда даже физического унижения, к великому сожалению, в школах-интернатах для инвалидов бывали.

Важнейшим остаётся сам факт установления коммуникации особенного школьника с преподавателями и одноклассниками. По сети до сих пор гуляют ролики, на которых видно, как ребёнок с ментальными нарушениями громко поёт во время урока географии, не слушая ни учителя, ни других учеников. В своё время подобные видеоматериалы вызвали большой резонанс: многие родители условно здоровых детей требовали защитить их от необходимости обучаться с «неадекватным» инвалидом в одном классе, делая акцент на том, что инклюзия – это соблюдение прав всех и во всём. Как же такое могло случиться? Ну, очень часто сами учителя оказываются совершенно не подготовленными к тому, чтобы найти наиболее эффективную стратегию коммуникативного взаимодействия с особенным ребёнком. Да, значимую роль играют вид и степень инвалидизации учащегося, но все участники инклюзивного образовательного процесса однозначно должны отдавать себе отчёт в том, что одна из главных его особенностей – интерактивность, и каждому из них придётся в равной степени двигаться навстречу другому.

— С педагогической точки зрения, ученикам с ОВЗ или инвалидностью в обычной школе нередко предлагают освоение не адаптированной (в основном чисто технически) образовательной программы, а её упрощённую (сокращённую) версию. Здесь многое будет зависеть от самого ребёнка и его родителей/законных представителей. Если они готовы довольствоваться минимумом знаний – такая возможность будет, если нет – преподавательский состав придётся вызвать на разговор. Важно помнить одно: ребёнок с ОВЗ или инвалидностью – это такой же ребёнок, как и все остальные. Он тоже может быть неусидчивым и изобретательным. Свои отличия детская смекалка способна выдавать за невозможность освоения того или иного предмета. Не попадитесь на удочку: во всём нужно разбираться досконально. Конечно, в коррекционных учебных заведениях с этим намного строже: за ними стоит – годами отработанная стратегия как обучения так и воспитания. Опыт тоже многое значит. Но вряд ли там у ребёнка будет возможность углублённо изучать предметы, которые ему нравятся, если только необходимая для этого база не имеется в учреждении, что встречается не так часто, как хотелось бы.

— С чисто физической точки зрения, проходить обучение в обычной школе может быть сложнее из-за недостаточной организации той же доступности, но, как ни крути, трудности учат с ними справляться, а под лежачий камень вода не течёт. В коррекционных школах архитектоника действительно более адаптирована. Кроме того, там будут и люди, возможно, уже научившиеся решать те или иные проблемы и готовые поделиться опытом. Есть правда в утверждении о том, что лучше инвалида с аналогичным нарушением научить выполнять какую-то даже бытовую операцию не сможет никто.

Этот список можно продолжать ещё долго. Но по большому счёту жизнь – в множестве, и каждая из перечисленных форм обучения по-своему хороша. Плюрализм здесь — залог успеха, а потому и какой дорогой идти к знаниям, учащийся с ОВЗ или инвалидностью должен решить сам, естественно, вместе со своими близкими, исходя из индивидуальных особенностей здоровья, которых бывает немало. Юридически подкреплено это решение должно быть заключениями психолого-медико-педагогической комиссии имедико-социальной экспертизы, на основании которых и нужно подавать заявление в то или иное образовательное учреждение. Отказать в приёме школа или детский сад может только при реальном отсутствии мест, что легко выявить в ходе возможной проверки, или же при наличии специализации по профилю (спортивному, ИЗО и т.д.). Хотя в свете того, что коляскам уже давно подвластны паралимпийские высоты, а не имеющим физического слуха композиторам — музыка, последнее – не аргумент. Вуз не принять абитуриента с инвалидностью, предоставившего аттестат об окончании СОШ (в т.ч. коррекционной), и индивидуальную программу реабилитации с рекомендацией дальнейшего обучения, права не имеет

 

Что дала инклюзия?

По своей сути, идея инклюзивного образования – большой шаг к созданию по-настоящему интегрированного общества. Однако её внедрение — процесс очень сложный и длительный. Для того, чтобы иметь право называться инклюзивным, каждому образовательному учреждению, необходимо пройти большой путь от материально-технической оснащённости, подготовки соответствующих кадров, до обеспечения нормального психологического микроклимата внутри классов, имеющих учащихся с инвалидностью и ОВЗ. Вопрос создания условий для инклюзивного образования действительно курируется государством. Многие школы, колледжи и университеты по всей стране за последние десятилетия получили миллионы рублей на закупку нужного оборудования. Это позволило создать специализированные учебные кабинеты, компьютерные классы, улучшить архитектурную доступность. Но развитие никогда не бывает равномерным. Встречались случаи, когда учебное заведение, имевшее в своём арсенале дорогостоящие брайлевские дисплеи, читающие машины и слуховые устройства для лиц с нарушениями зрения и слуха, не успевало обзавестись более дешёвыми специальными партами для колясочников, а в его стенах появлялся обучающийся именно с патологией ОДА. В любом процессе задействовано невероятное множество факторов, и поэтому для запуска слаженного механизма в полную силу нужно время. Свершилось главное: путь к инклюзивному образованию начат, а дорогу осилит идущий.

 

Тексты федеральных законов взяты с сайта «http://www.consultant.ru/».

 

Лейла Каппушева – специально для Агентства Особых Новостей (on24.media).

 
Похожие записи
Latest Posts from Агентство особых новостей

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *