инклюзивный театр

В Екатеринбурге уже шестой год выступает для своих зрителей Инклюзивный театр-студия «ORA». Актёры театра – люди с различными физическими и ментальными нарушениями, благодаря своему таланту и стойкости преодолевающие трудности и передающие зрителям частичку искусства.

Инклюзивный театр

Наше издание «Агентство Особых Новостей» записало интервью с PR-менеджером театра-студии «ORA» и театра «Шарманка» Ксенией Альпинской.

Юлия: как был основан театр? Я читала про него, что изначально он создавался при Благотворительном фонде «Верба», но потом отделился от него. Как у театра получилось стать самостоятельным?

инклюзивный театр

Ксения: хочется начать с того, что театр «ORA» изначально возник благодаря инициативе Ларисы Абашевой. При Благотворительном фонде «Верба» существовал, условно говоря, драмкружок, созданный и поддерживающийся во многом силами артиста и сценариста Андрея Рожкова. Актёрами «кружка» были люди с ограниченными возможностями здоровья: нарушениями центральной нервной системы, травматики и ребята с ген мутациями. Продолжалось это не очень долго — несколько лет, — а тем временем запрос у ребят рос, всем им хотелось развития, хотелось отдачи, хотелось по-настоящему развиваться в актёрском плане.

И вот, наконец, в 2016 году художественный руководитель и режиссёр екатеринбургского частного театра «Шарманка» (который на тот момент существовал уже 13 лет) Лариса Леонидовна Абашева увидела коллектив с большими способностями, амбициями, желаниями. Такой коллектив нуждался в сильном и независимом руководителе, человеке, полностью отдающемся искусству и труппе. Именно Лариса Леонидовна стала для ребят таким человеком. Сначала было очень тяжело найти контакт, к каждому свой, индивидуальный подход. Постепенно спало напряжение, и ребята стали воспринимать коллектив как одну семью. В ходе работы кто-то отделялся, кто-то новый приходил, так потихоньку сформировался костяк труппы — те, кто хочет заниматься театром, кто настроен преодолевать сложности, барьеры, кто готов именно непрерывно работать над собой. Чуть позже полное покровительство над студией «ORA» взял театр «Шарманка».

артист инвалид

Ребята много выступали с артистами «Шарманки», участвовали в показах. Самой масштабной стала премьера «БОРОДИНО. НАБРОСКИ ЛЮДЕЙ». Спектакль по крупицам создавался 6 лет. Это настолько монументальная работа, где каждый — одна сплошная органика. Описать масштабность трудно, нужно смотреть. Запись спектакля есть в свободном доступе в интернете. Периодически мне самой не верится, что наши ребята смогли так натурально и естественно играть на сцене роли почти 3 часа! Ещё один камерный спектакль — «Цирк «Принтинпрам» имени Даниила Хармса». Вот он, тот толчок, необходимый для самостоятельности студии, когда артисты сами могут заявить о себе, опираясь лишь на свои силы и мастерство. Спектакль короткий, но в нём получилось раскрыться у каждого. Вообще для «ORA» жанр абсурда, экстравагантность и экспрессивность — это, по сути, комфорт. В этом направлении легко творить какие-то совершенно непонятные, ошеломительные вещи, которые не будут восприниматься зрителем с другими актёрами. Это есть тот самый мощный толчок к самостоятельности студии.

Юлия: почему театр так назван – «ORA»?

Ксения: Лариса Леонидовна всегда говорит перед показом: «ORA»— означает «жизнь». Это наши чувства, наш потенциал, наше желание и рвение, наш труд и преодоление, наша фантазия и реальность. «ORA» — мы. Можно сказать, что такое название театра будет нашим секретом.

Юлия: у театра один режиссер?

Ксения: Да, Абашева Лариса Леонидовна — режиссер и художественный руководитель театра, наш вдохновитель, наш «родитель», драматург, художник, педагог, наша любовь, наше самое лучшее в одном лице. Лариса Абашева для нас целый мир.

Читайте также:  Апрель в Санкт-Петербурге: что посетить и куда сходить

театр шарманка

Юлия: как в театре компенсируется отсутствие профессионального образования у актеров? С ними кто-то занимается? Как строятся занятия?

Ксения: хороший вопрос. Да, как и все студийные проекты, мы позиционировали себя как мастерская. Кроме актёрского мастерства, репетиций, с ребятами занимаются педагоги по вокалу, сценическому движению, речи, контактной импровизации, гитаре, фортепиано и литературному мастерству. Ребята регулярно участвуют в творческих мастер-классах, осваивают новые направления в разных жанрах и течениях в искусстве. Все занятия проводят люди с профессиональным образованием. Они выбирают время и день, чтобы было удобно большинству, собираются и занимаются несколько часов. Было здорово, когда до карантина у нас была возможность заниматься в зале Министерства социальной политики. Нас очень поддержало Министерство, и мы от всей души благодарны ему за такой подарок. Время карантина, конечно, убийственно сказалось на репетициях. Мы потеряли год. Но сейчас мы пробуждаемся с новой силой. Министр культуры Свердловской области Светлана Николаевна Учайкина помогла нам найти новый дом в здании Краеведческого музея на Ленина 69. Это самый центр города: подвальное помещение, раньше там располагался «Коляда-театр», и мы уже репетируем новую постановку по пьесе Олега Богаева «Я убил царя».

Кроме того, постоянная нагрузка сильно изматывает, и у нас даже проводятся занятия с психологом, дабы немного «обновлять» свой психо-социальный тонус.

Юлия: какая миссия у театра? В чём специфика вашего театра как инклюзивного?

актёры театра инвалиды

Ксения: самое главное отличие нашего театра от, например, того же проекта Дмитрия Зимина «#ЗАживое» в том, что наш режиссёр старается воспитать «нестандартных» артистов, не таких, как обычные люди, и дать им профессиональное актёрское образование. Этот момент обсуждался неоднократно с ректором Екатеринбургского театрального института Анной Аркадьевной Глуханюк. Студентам с ограничениями нужны особые условия для учёбы. Театральный институт должен быть готов к такому серьёзному шагу, и будет замечательно, если всё удастся воплотить в действительности. Вообще к нам в «ORA» приходят только те, кто на самом деле горит театром, кто готов посвятить этому жизнь. Те, для кого это хобби, быстро выдыхаются и уходят. Они не могут долго тянуть на себе столько обязанностей, ведь театр предполагает ответственность.

Юлия: по какому принципу подбирается репертуар театра?

инклюзивный театр

Ксения: репертуар театра выбирается административной частью, хотя, конечно, решающее слово за режиссёром. Лариса Леонидовна берёт такой материал, благодаря которому наши артисты раскроются на сцене во время игры, а не будут напоминать самодеятельность. Последний раз идея поставить пьесу о тайне убийства царской семьи поступила ко мне от самого Олега Анатольевича Богаева. Он мой педагог со студенчества в ЕГТИ, один из моих мастеров, я считаю его одним из самых монументальных драматургов современности — особенно это касается уральской школы драматургии, — как и Николая Владимировича Коляду. Олег Анатольевич написал мне в «Фейсбуке», что у него есть пьеса, и он хотел бы, чтобы наши ребята ее сыграли, и выслал мне текст. Это было ошеломительно. Когда я рассказала Ларисе о предложении Олега Богаева, мы тут же стали репетировать сутками. Читать, гонять, оттачивать. Мы показали эскиз в клубе «Ever Jazz», а сейчас работаем именно над полноценным спектаклем, готовимся к премьере.

Юлия Ильина, специально для Агентства Особых Новостей (on24.media)

 
Похожие записи
Latest Posts from Агентство особых новостей

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *