When the music’s over,
Turn off the light.
(The Doors)

Музыкальная школа жизни. Не музыкальная школа жизни, а именно музыкальная школа жизни. Прошу читать название статьи именно так.
Итак…
Наступил 2020-й год. И как-то всё стало последовательно складываться определённым образом.
Началось уже в январе – с отмены (по каким-то техническим причинам) петербургского концерта Sammath. Sammath я слушаю уже лет 15. Сначала очень впечатлила их песня на блэк-метал-радио (было в Интернете такое когда-то) – а потом так вдруг вышло, что я вступил в переписку с их лидером Яном Крюйтвагеном. Ян мне прислал диск Sammath, стал одним из первых моих друзей в Фейсбуке… И вот пришла новость: Sammath едут в Петербург… Да вы что! Я списывался с Яном – мол, конечно, ждите меня на концерте! В итоге «летучие голландцы» улетели только в Москву. С питерским концертом не сложилось и уже, наверное, не сложится.
Когда-то я сам хотел стать музыкантом. Я тщеславен, и меня всегда тянуло на сцену. До сцены я дорвался-таки. Но с поэзией. Без музыкального сопровождения. А ещё свои выступления и соответствующее продвижение, конечно же, занимают время. И, конечно, это то самое время, которое раньше почти безраздельно принадлежало музыке.
А к марту мир накрыла пандемия COVID-19. Закрыли границы, а вообще сказали сидеть дома. Но с поэтическими мероприятиями я всё-таки не завязал. С концертами всё было сложнее, хотя несколько посетить удалось.
Значит ли это, что музыка останавливается? Джим Моррисон предлагал в таких случаях выключать свет. А я в этой темноте окину взглядом прожитое. И с вами поделюсь, потому что это, как ни крути, взгляд инвалида.

Вначале был… Ледовый

Ещё школьником я изредка выбирался в Ледовый Дворец. На Rammstein. На Marilyn Manson. На Guano Apes. На «Героев мирового рока». На что-то отечественное. Круто было, конечно, но в целом я боялся выходить в реал. Окапывался в Интернете. И шумел вовсю. Что-что, а тщеславие и эпатажность никогда меня не покидали. И где-то я уже становился скандально известным. Но скандально известным юзером с не очень-то вырисовывающимся реальным образом. А вот отчёты о концертах никогда не читал принципиально. Зависть! Зависть! Зависть!!!
«Лёд тронулся» (о да, лёд Ледового тронулся) с окончанием института. Появилось время. И вместе с тем институт дал мне работу. Времени на работу уходило гораздо меньше, чем на учёбу, так ещё и деньги зарабатывать можно было. Красота!
Вот тут-то и началась клубная жизнь. Клубы: «Зал Ожидания», «Аврора», «Космонавт», «А2» и т.д. Группы: Телевизор, Глеб СамойлоFF & The Matrixx, Ляпис Трубецкой, Шмели, The Exploited, Korpiklaani, Nargaroth, Lacuna Coil… Потом будет андеграунд, потом будут бар Парабеллум и клуб Мод, малоизвестные группы, знакомство с музыкантами. А впрочем…

возобновили концерты 2021 со Шмелями
Ещё в нулевые я набрёл на сайт очень понравившейся питерской метал-группы Misanthrope Count Mercyful. Сайт был красочный и с форумом. И случилось несколько чудес! Я стал на форуме своим, меня пригласили на презентацию альбома, я круто туда сходил… Прошло где-то между десятью и пятнадцатью годами, из старого состава в группе остался только лидер Сергей, даже некогда бессменный гитарист Влад ушёл. С Сергеем я более или менее на связи. На MCM не ходил лет пять. Может, ещё удастся?

музыка с Misanthrope Count Mercyful

The Matrixx и решение коммуникативных проблем

Есть группы, на которые я хожу уже более десяти лет, и по их концертам можно отслеживать персональную эволюцию.
Ещё раз о страхе реала. Однажды появилась возможность сходить на концерт с девушкой, виртуальной знакомой давней. И я испугался сначала: что из этого выйдет, как всё получится – непонятно… А в итоге так я «вышел из комнаты» и перестал баррикадироваться. Думаю, даже Бродский не осудил бы.
До сих пор у меня мало знакомых, которые могут выступить в качестве сопровождающих. И с которыми можно вообще хорошо посидеть. Или даже организовать что-то. Мало, но они есть. Лёд трогается, пусть медленно и не до конца.
Не всё в жизни происходит сразу (в конце концов, что-то не происходит вообще). Начать ходить в клубы – это ещё не всё. Чтобы освоиться в литературном сообществе, надо пару лет регулярно туда ходить. Примерно та же история с клубами, только по неопытности времени тратится больше.
Глеб Рудольфович Самойлов отличается пунктуальностью. Концерты начинаются вовремя, а назначаются они обычно на раннее время. Я очень часто опаздываю к началу «Матрицы». А в подобной ситуации всякий раз интересно узнать, что пропустил. И лет 8 назад от меня все шарахались, когда я пытался поинтересоваться, какие песни играли первыми. И шарахались справедливо, ибо я был ужасен.

отмена концертов 2021Глеб Самойлов
В августе 2020-го мне удалось сходить на концерт «Матрицы» (open air, кстати, был), но я опять припозднился немного. Ох, помню это ощущение… Подхожу к девушке: «Я немного на концерт опоздал – не подскажете, какие песни играли первыми?» Девушка говорит: «Да, конечно, у меня записано». Достаёт мобильник, показывает. И улыбается. А я вспоминаю строки Лёхи Никонова: «И это всё так хорошо, как жизнь, прожитая не зря». Потому что действительно не зря прошли годы – теперь у меня есть музыкальные концерты, есть поэтическая среда – и здесь я ощущаю себя более или менее нормальным. А одна (и незнакомая тоже) женская улыбка иногда может стоить больше, чем можно представить.

Читайте также:  Труды Франца Кафки - краткий анализ творчества писателя, автора книги «Превращение»

The Exploited и физические недостатки

Наверное, среди наших читателей не очень много людей с моей формой ДЦП. Таких вообще мало. По школе помню: кто на коляске, кто на костылях, а чтоб руки не работали (а на тот момент они не работали фактически вообще) – таких примеров раз-два и обчёлся.
Так вот. Представьте себе. Руки не очень работают (к началу клубного периода я уже по крайней мере вовсю печатал) – но они есть. И не статичны, а наоборот! Болтаются, чёрт возьми, туда-сюда. Как думаете, для кого на концерте это проблема и опасность? Для человека с ДЦП или для окружающих? Вариант № 2! № 1 – чисто опционально. Если побьют в ответ. Как ни странно, я с таким не сталкивался ни разу.
Наверное, потому что работают (не очень быстро, но неважно) ноги.
На одном из первых моих концертов Exploited очень живописный дядя был. Примерно возраста музыкантов (тогда – около 50). На панк-концертах такие ветераны рока всегда выделяются. А когда они ещё и всей молодёжи своей энергией фору дадут – ооооооо! И вот дядя перед началом выступления группы без устали уже минут десять поднимал руки высоко-высоко над головой, неистово хлопал в ладоши и безостановочно скандировал: “Exploited Barmy Army! Exploited Barmy Army!” Я от такого зрелища был в восторге и непроизвольно замахал руками сам. Но дядя делал всё продуманно, а я хлестал по спинам и головам окружающих. Пришлось уйти в другую часть зала. Жаль, потому что было интересно, сколько ещё продержится дядя. Зато санкций не последовало. А на более поздних концертах Эксплойтед я уже только с отрадой отмечал, что руки всё-таки стали лучше – теперь, по крайней мере, можно совершенно спокойно стоять даже на таком концерте.
Но вообще на панк-концертах люди и падают, и друг друга иногда колотят – ничего страшного. Когда у меня ещё совсем плохие руки были – я почему-то любил в самую гущу событий ходить. И на одном концерте Эксплойтед меня действительно случайно уронили. И? И ничего страшного! Мгновенно возникла какая-то крепкая девушка (панк-валькирия, не иначе), за долю секунды подняла меня, поставила на место – и всё нормально.
А ещё на некоторых концертах люди братаются. На Ляписе Трубецком часто так было. На одном концерте в А2 рядом со мной материализовалась девушка, приобняла. И я её уже автоматически – потому что её ж инициатива вообще, значит, нормально. То есть мы просто братались и по-рокерски прыгали. Но тут я заметил, что подбегает её парень со свирепым лицом… Короче, хорошо, что есть ноги. И клуб большой. Пришлось повторить старый «эксплойтедовский» трюк с побегом. «Отелло и Дездемону» я, конечно же, больше не видел.

Это странное место Камчатка

Рок-концерты можно условно разделить на три категории:

1. Мейнстрим (самые популярные группы на аренах и в больших концертных комплексах);
2. В больших клубах;
3. Андеграунд (примерно как поёт Вадим Курылёв: «В маленьких клубах огромного города играть подпольный рок»).

У каждой категории – своя специфика, пожалуй, на отдельную статью. Но в третьей категории совершенно выделяются концерты в клубе-музее «Камчатка» – бывшей котельной, в которой работал Виктор Цой.
Кто-то мне говорил, что в Камчатке особая аудитория, которая случайного человека с огромной долей вероятности просто не примет. А позже я читал интервью Чёрного Лукича, озаглавленное вроде бы так: «Злодеям не место на моих концертах».
В начале 2010-х я очень полюбил Камчатку. Ходил на Шмелей и на легендарных сибирских панков из тусовки Гражданской Обороны. Уже умер тогда Егор Летов. А я познакомился с Лукичом и с Кузьмой. В 2011-м. Я, такой весь из себя true & evil (аргх!) блэк-металлист, ходил на Лукича, подпевал «Солнышку», прекрасно общался и знакомился с местными. В 2012-м Лукич умер. Концертом его памяти мой период Камчатки, по большому счёту, закончился. Шмели уже выступали в других клубах (чего я старался не пропускать), а потом вернулись в Одессу, откуда к нам с концертами ездить ещё очень долго будет не принято.
А год назад умер Кузьма.

P.S.

По большому счёту, это всё совокупность разных историй, долгих и по-своему памятных.
Отдельно можно писать о Борзыкине, Новицком и Заславском, например.
Про ПТВП и про Woodscream уже когда-то рассказывал.

отмена концертов 2021ПТВП
Удалось подарит цветы Кристине из Lacuna Coil. А на одном концерте кто-то из соседей вручил мне медиатор фирменный со словами: «Крепко держи, никому не отдавай».
Рене Вагнер из Nargaroth снял с себя балахон и протянул мне, сказав по-русски: «Это тебе». Некоторые ценные артефакты с концертов я досадно потерял. И даже балахон тот несколько раз чуть не потерял. Но нет, хранится. Даже выступал в нём на Чемпионате Поэзии.

музыкас Рене Вагнером (Nargaroth)
Музыка и поэзия – во многом смежные искусства. Мне уже за тридцать, я пытаюсь стать поэтом и в некоторых любимых маленьких клубах, куда раньше ходил послушать Никонова и Шмелей, сам читаю стихи. Жизненный блицкриг, как у того же Джима Моррисона, не удался. Но музыка и клубы стали отдельной жизнью. Легендарнейший фронтмен The Doors был чертовски прав, когда пел: “Music is your special friend».

Святослав Белковский
Специально для Агентства Особых Новостей (on24.media)

 
Похожие записи
Последние записи из той же рубрики

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *