Шила в мешке не утаишь, но и акцент на нём делать не стоит.
(Александр Меркушев)

Помнится, коллега написал статью, в которой поднял проблему инвалидности в контексте не только принятия себя, но и позиционирования.
Пожалуй, вставлю свои пять копеек и я.
Считаю важным подчеркнуть, что никого не осуждаю и не собираюсь поучать. У каждого своя жизнь и своя голова на плечах. Но если чьё-то несогласие возведено в ранг возмущения – камни в огород, тухлые яйца и т.д. в комментариях всячески приветствуются.

Тварь я дрожащая, или disabled lives matter?

Я поэт, знаете ли. Стихи пишу и выступаю с ними. При этом люблю не только себя показать, но и на других посмотреть.
И знаете, что я частенько вижу? «Здрасьте, я поэт, и я инвалид». Если бы так написал один человек, я бы подумал, что это его/её собственная фишка. И даже согласился бы, что это круто. Но это уже повсеместно. Что, началось?
Людям свойственно объединяться по принципу каких-то своих особенностей. Возникают целые гетто, а внешний мир представителей гетто периодически дискриминирует. Селяви и всё такое.
Всю жизнь мне представлялось, что инвалиды всё-таки не вполне обособлены. Да, нам бывает трудно. Но разве нас подвергают дискриминации и часто оскорбляют? Да бросьте вы!
Когда я читаю в комментариях что-то вроде: «Зато мы не геи и не наркоманы», вспоминаю свои более юные годы. Я тоже был и расистом, и гомофобом, и мизантропом, и кем только ни был. И мне казалось, что мир был настроен враждебно, а я ожесточался в ответ. И тоже искал оправдания и соломинки: «Зато я не…» Кстати, дивное словосочетание «условно здоровые» – примерно из той же оперы. Принизить других всегда легче, чем возвысить себя.
Существуют разные способы решить хрестоматийный русский вопрос: «Тварь я дрожащая или право имею?» И, кстати, «дрожащая» в моём случае – в прямом смысле: такая вот форма ДЦП. Не только от злоупотребления алкоголем могут руки трястись у людей… В общем, …или disabled lives matter. Живо представляю себе фирменную инвалидную атрибутику, флаги и прочее. Опять же не осуждаю, но буду от этого всячески дистанцироваться. Потому что способы разные – и это определённо не мой.

Единственный расправил плечи, или Атлант и его собственность

Видеть угрозу там, где её нет, – это болезнь или предосторожность? Если первое – значит, я вылечился. Если второе – значит, излишнюю осторожность пора уже отбросить. Как говорится, «вы что, канальи, собираетесь жить вечно?»
Я осознал, что мир не был настроен ко мне враждебно. Миру просто было всё равно – это нормально. Человека забросили в мир – пусть показывает, на что он способен, и доказывает, что он нужен.
Меня забросили в мир со значительным физическим изъяном. Наконец, я понял, что это, почему и зачем. Это просто дополнительная трудность. Между прочим, далеко не единственная. Конечно же, я не хотел бы быть инвалидом. А ещё я хотел бы родиться где-нибудь в Исландии. А ещё, а ещё… И что теперь? Мир не может быть идеальным — скорее всего, ничего идеального не может существовать даже в проекте.
Моя изначальная ошибка была в том, что я при проектировании грядущей жизнедеятельности очень долгое время игнорировал персональные настройки.
Теперь я вижу, где скрывался враг. Мечтательность, витание в облаках, следование некоторым общественно поощряемым стереотипам – вот что съело у меня лет 20, которые однозначно могли быть куда более продуктивными.
Что, наоборот, всегда вытягивало из трясины – так это книги, музыка и помощь других людей, которых всегда было не очень много, но хватало.
Здесь я снова обращусь к статье своего коллеги Александра Меркушева, которому один друг сказал следующее: «Тебе хочется помогать, потому что ты до фига делаешь». Александр и его друг прямо-таки представляются мне героями великой книги Айн Рэнд «Атлант расправил плечи», которые помогали друг другу, но только потому, что это было взаимовыгодно. Так всегда и бывает: прилагая усилия для улучшения собственной жизни, лучшие из людей двигают мир вперёд. И в конечном счёте, от этого лучше всем.


Людям любят вешать на уши лапшу о благотворительности, любви и необходимости солидарности со слабыми. Особенно терроризируют этой ерундой инвалидов. Общество может сделать вывод: инвалид – значит, слабовольный, слабоумный и вообще слабый. Но ведь часто это не так! Хотя и у самого инвалида велик соблазн сдаться, сидеть сложа руки и рассчитывать на благотворительность и любовь.
Для меня люди делятся не на здоровых и инвалидов и тем более не на «условно здоровых» и «особенных», а на сильных и слабых, на интересных и неинтересных. И с радостью скажу, что вижу очень много здравомыслящих, сильных, интересных и талантливых инвалидов.
Вовсе не обязательно при этом читать и слушать то же, что и я. У каждого свой путь.
Но лично я не могу не напомнить, что ещё за век до Айн Рэнд был Макс Штирнер с его книгой «Единственный и его собственность» и идеей ферейна эгоистов. Опять же, людям полезно объединяться, но не привязываться друг к другу. В конечном счёте, каждый остаётся наедине с собой. Вопрос в том, каким: сломленным или превзошедшим. Возвращаясь к нашему традиционному вопросу: «…или право имею?», отвечу: имею, если это право смогу завоевать.


Не знаю, что бы было, если бы я прочёл книги Штирнера и Айн Рэнд пораньше. Так или иначе, лучше поздно, чем никогда. И, по крайней мере, точно вовремя я начал читать Ницше, призывавшего, как известно, толкнуть падающего. Подчёркиваю: инвалид отнюдь не тождественен падающему или слабому. А ориентироваться на слабых — ужасно, это ведёт к упадку. Все научно-технические достижения, вся доступная среда, все величайшие произведения искусства созданы сильными. Посему воистину: будь сильным, падающего подтолкни и иди вперёд. А если нет – падай, падай, землю радуй.

Беги-беги-беги-беги от меня подальше

Чем хорош этот мир – здесь всегда есть много вариантов. Выбирай свой! Просто выбирать тоже надо научиться.
Когда ребёнок только в 6 лет и 10 месяцев впервые встаёт на ноги, а уже через пару месяцев мечтает стать футболистом, – это его куда-то не туда повело.
Но это ещё не самое скверное. Самое скверное – это идти на поводу у «общепринятых» стереотипов.
Все уши готовы прожужжать о любви и сексе. Cherchez la femme, мол, а если не получается – аххаха, ну ты лошара, убейся табуреткой с горя!
Есть вещи, без которых действительно не прожить: еда, вода, одежда, жилище и т.д. При этом вовсе необязательно всем верить в одного бога (да и вообще верить), голосовать за одну партию (да и вообще голосовать) и т.д.
Секс и так называемая любовь тоже вовсе не обязательны.
Но история знает примеры принуждения к религии и служению царю/партии. Современный мир от этого худо-бедно отбивается: ладно, хочешь – верь, хочешь – голосуй, не хочешь – не верь и не голосуй.
Но до сих пор почти всесильны всемирная религия любви и секса. Кто не считает любовь и секс такими уж значимыми, подвергается остракизму.
А пропаганда любви и секса крайне агрессивна, и даже я в ней захлёбывался. Отсутствие успехов на данных поприщах, казалось бы, толкает на отчаяние вплоть до принятия крайних мер.
Поворотным для меня стало знакомство с прозой и поэзией Алины Витухновской, автора стихотворения «Нулевая колония» и многих других шедевров. Помимо максимально близкой мне политической программы, индивидуализма и прочего, Алина Александровна чётко и блистательно артикулирует апологию асексуальности и разоблачение мифа о любви.
Читая Витухновскую, я, наконец, понял, что по причине отсутствия секса и любви совершенно ничего не теряю. Время на поиски ерунды всякой потерял только.
А ведь вопрос секса для меня напрямую связан с вопросом инвалидности. С моей формой ДЦП желание секса было так же смехотворно, как мечты стать рестлером (а одно время и такое было). Секс со мной был бы как минимум очень некомфортен.
С моей формой ДЦП ничто мне не мешает писать стихи. При этом совершенно неважно, инвалид я или нет. При этом совершенно необязательно делать пометки, что это калека писал. Главное, что печатать научился.
И выступаю со стихами, очень люблю быть на сцене. Красиво это выглядит или нет, круто это или нет – не мне судить. Но тем и хорошо искусство, что имеет место разнообразие форм и средств выражения. «Гаргантюа и Пантагрюэль» Франсуа Рабле – это по общепринятым меркам очень красиво? XVI век, дамы и господа!
А панк-музыкант Джи Джи Аллин перед концертами специально принимал слабительное, чтобы было чем в зрительный зал кидаться. Казалось бы, диарея – болезнь, а вот — можно и из болезни сделать фишку и даже специально её приступы вызывать. Многие опять скажут: фу, наркоман – а меня пример Джи Джи Аллина очень мотивирует. Он показывает, что в этом мире всем место найдётся. То есть, и вам тоже, и мне тоже. Но я не наркоман, если что: наркотики мне нельзя – я и так уж… сами понимаете. И никому не советую, конечно.

Читайте также:  Бесплатная, но бесполезная медицина?

Если называть вещи своими именами, я калека и (как, наверное, и Джи Джи Аллин) урод. Калека и урод – не одно и то же, заметьте. Может сидеть девушка в инвалидной коляске – а красавица! А я — урод. Но это можно принять, с этим можно жить. Можно стиль сделать, какой более или менее нравится. Кстати, да, ещё одна мелкая неприятность: татуировку с моей формой ДЦП не набить – ну да ладно.
А если вы ещё и спросите, нравятся ли мне, уроду, красивые девушки, – то я отвечу: да, конечно. И у меня есть прекрасная возможность взаимодействовать с ними время от времени, хотя бы на литературном уровне. Хотя почему «хотя бы?» Так даже интереснее! А если ещё и обняться при встрече можно – так вообще шикарно. В любовь же я когда-то пытался – это очень неприятно, некомфортно и нервно. Это болезненная зацикленность. Это вообще не моё и в моём случае никому не надо. Отстаньте уже со своей любовью, мне и так норм!
Опять же, искусство есть. Очень приятно в песнях свои ситуации узнавать. Например, у Михаила Борзыкина и его группы «Телевизор» таких много:

Беги-беги-беги-беги
От меня подальше.
Беги-беги-беги-беги.
Со мной не сваришь каши.
Люби-люби-люби-люби
Моё слово
Вдали-вдали-вдали-вдали
От меня живого.

Кстати, в той же песне «Беги-беги» есть интересные аллюзии и на физиологические, и на интеллектуальные нарушения: «В хозяйстве я калека и в бизнесе дурак».
А ещё от секса и любви, простите, дети появляются – оно мне надо? Опять же, за меня Михаил Борзыкин сказал:

Смотри на небо – вся эта грязь
Давно уже стала цветом моих глаз,
Давно уже стала ветром моих слов,
Моих бесполезных идей.
Я никому не отдам своей вины.
Этот мир никогда не станет иным.
Я не хочу здесь себя плодить.
Я не хочу иметь детей.

Я — достигатор!

В заключение хочу выразить признательность людям, оставляющим у нас в паблике комментарии. Одна женщина (простите, не запомнил имени) выразила ненависть к тем, кто тихому счастью предпочитает какие-то заметные достижения. Благодаря этой женщине, я, любопытствующий лингвист, пополнил свой лексикон прекрасным словом «достигатор».
Да, я — достигатор. И рад приветствовать всех других. Достигаторов — как равных и понятных. Сторонников тихого счастьица – потому что меньше конкурентов же. И вообще у каждого свой путь и право на выбор.
Как я могу быть ярым индивидуалистом, когда мне так нужна помощь? Помощь нужна всем, но помощь надо ещё заслужить. Если ты никому не интересен – что поделать? Да и вообще — я уже свой срок давно пережил и всё теперь могу воспринимать как приятные бонусы, которые когда-нибудь закончатся. Но пока я постараюсь извлечь свой максимум.
Также спасибо Фёдору Чистякову и группе «Ноль» за песню «Инвалид нулевой группы».

Фото: Википедия
Видео: Ютьюб

Святослав Белковский
Специально для Агентства Особых Новостей (on24.media)

 
Похожие записи
Latest Posts from Агентство особых новостей

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *