Наверное, в нашем непростом современном мире каждый рано или поздно задумывается о смерти или самоубийстве. Во всяком случае, такой вывод можно сделать по молодёжи и людям среднего возраста, чьи социальные сети так и пестрят шутками про суицид. Конечно, мы не призываем срочно сажать и штрафовать шутников – наоборот, автор считает, что за мыслями о суициде — и тем более за попыткой покончить с собой — всегда стоит целый комплекс серьёзных причин.
С этим надо работать. Чтобы на земле людей держал не страх лишиться дееспособности и провести всю оставшуюся жизнь в ПНИ, а любовь к жизни. К сожалению, таких примеров всё меньше. Люди настолько отчаялись, что позитивное мышление даже в самых здоровых и адекватных проявлениях считается моветоном в кабинете психолога. Это ли не означает, что с нами что-то не так?

Вы нам статистику не портите!

Конечно же, в России всё ещё есть такое понятие, как норма. Норма продаж, норма потраченных средств, норма закупок. В полиции и психиатрии тоже есть такие нормы. Норма убийств, изнасилований. Норма самоубийств. Превышать норму в данном случае – значит, столкнуться со штрафом.
В 2020 году статистика вывела Россию в невесёлую тройку лидеров по количеству самоубийств на 100 тысяч человек. 31 самоубийство приходится на это количество населения. Вроде бы не очень много, но, для сравнения, в Сирии, далеко не самой благополучной стране, этот показатель составляет 1,9 самоубийств на 100 тысяч населения. Можно взглянуть на фото ниже и убедиться в этом.
Вы скажете: так в Сирии же распространена религия. А в России, простите, нет? Или всё, не работает пропаганда православия, когда цели в жизни нету, а тебе всего тридцать? Когда незачем жить, незачем просыпаться на работу, трудиться за копеечную зарплату ради того, чтобы в любом случае сидеть весь месяц без денег? И ладно бы, это было кому-то нужно…
Слова о боге и спасении в таком контексте смотрятся максимально тускло, бессмысленно и лицемерно. И о великой миссии нашей страны тоже. Миссия миссией, очень за вас рад, я тут при чём?
Проблема, конечно, вообще не в пропаганде, религии и великой миссии. Пропаганда есть и будет всегда, религия для кого-то всё-таки может послужить спасительным якорем, да и остались люди, которые верят, что ради величия России можно и потерпеть. Проблема кроется в другом: мы живём настолько плохо, что вышли на второе место в мире по количеству самоубийств. И споры о том, кто виноват, неуместны. Уместны были бы споры о том, что с этим делать, но они не ведутся. Мы стыдливо замалчиваем статистику и продолжаем готовить менеджеров и программистов вместо того, чтобы научить людей базовым вещам:
— понимать себя и друг друга;
— помогать себе и друг другу;
— давать правильные советы;
— поддерживать, когда обратились за помощью, так, чтобы помощь больше не понадобилась.

Что делается?

На самом деле, что-то делается, но лучше бы не делалось ничего. Все мы прекрасно знаем, как в нашей стране организована система психиатрической помощи населению. С таким же успехом больным могли бы делать лоботомию. Никто не удивляется и не возмущается – сейчас речь не об этом, но очень примечательный момент.
Карательная психиатрия СССР давно стала притчей во языцех. На словах мы с ней распрощались, но на деле она всё ещё с нами – тут, рядом, за стенами стационаров и ПНД. А как ещё объяснить, что людей, которые отчаялись и разочаровались настолько, что приняли решение свести счёты с жизнью, вместо помощи могут лишить дееспособности и поместить пожизненно в ПНИ?
Чтобы вы понимали, что такое ПНИ, давайте просто расскажем один небольшой факт из жизни местных обитательниц женского отделения.
Цитата: «Разговоры о способах суицида по вечерам тут — норма. Втайне от санитарок и медсестёр — не дай бог, услышат. Многие жительницы ПНИ считают суицид вполне приемлемым выходом».
Вот такая вот невесёлая картина видится нам что в среднем по больнице, что по официальным данным. Была нормальной женщиной, но что-то случилось, умер кто-то, сделала на эмоциях необдуманный шаг – и жизни можно сказать «пока». Потому что больше не будет никакой жизни. Будет существование в статусе овоща. Возможно, инвалидность. Деньги, которые тебе никогда не пойдут, потому что недееспособность. Мыть пол за сигареты можно, а получать за это деньги нельзя. Мало ли, съешь. Ты же больная, кто тебя знает.
Это, конечно, худший вариант. Есть те, кому повезло больше – этих отправляют на пару месяцев в психбольницу, лечат от депрессии или шизофрении. Неважно, что там у тебя на самом деле, это никому не интересно. Но из психиатрической больницы есть выход. Из ПНИ выхода нет.
Но, на самом деле, оба варианта не очень. Больше походит на наказание за попытку испортить статистику, чем на реальную помощь, потому что реальной помощи ни в ПНИ, ни в стационаре соответствующего профиля нет и не может быть. Не с нашей медициной. Не с нашим уровнем социальной грамотности.
А какой у нас уровень социальной грамотности? Обвинить желающего покончить с собой в эгоизме? Сказать, что он всё придумал? Списать на подростковое нытьё и жажду внимания? О каком профессионализме старшего поколения может идти речь, когда мы не далеко от них ушли?
Потому что проще обвинить, чем понять. К сожалению, для человечества это вообще норма…

Читайте также:  Лифт – не для колясочников

Работа с суицидниками, которую мы потеряли

На самом деле, ошибочно думать, что страх – это самый сильный мотиватор, а уверенность, что в случае чего тебе помогут, может замотивировать разве что радостно бежать и вешаться. Потому что, если знаешь, что тебе помогут, вешаться уже не так хочется. Это как раз мотивирует жить. Простейшая логика – если тебе хотят помочь, значит, ты кому-то нужен. А зачем тогда всё это?
Конечно, ужасно, что институт бесплатной психологии у нас не то, что хромает – он вообще парализован и лишь изредка короткими конвульсиями двигается в обратную сторону. Ужасно, что молодых специалистов не пытаются привлечь высокой зарплатой и карьерной перспективой. Ужасно, что нет и не намечается масштабных реформ системы бесплатной психиатрической помощи. И деньги у нас, конечно, есть — их полно. Вот только больные их не получат. Справедливости ради, это касается не только суицидников. И не только ментальщиков. Это вообще касается государственного здравоохранения, помощь которому до сих пор оказывается в очень локальных масштабах.
Потому что на повышение пенсии или ремонт за государственный счёт денег нет. Откуда мы вам деньги возьмём? А на очередной кредит бедной стране – сколько угодно! Мы же богатая страна! У нас всё хорошо…
Вот только люди как вешались, так и вешаются.
И чем дальше, тем больше.

Исследование: старове.ру

Тая Романова
специально для Агентства Особых Новостей (on24.media).

 
Похожие записи
Latest Posts from Агентство особых новостей

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *