God of war – одна из известнейших игровых серий в жанрах action-adventure и hack-and-slash. Отцом серии можно по праву считать Кори Барлога, который был сценаристом, начиная со второй её части.
Незадолго до выхода God of war 2018 года в семье Кори произошло пополнение, у него родился сын. Казалось бы, причём тут размножение Барлогов, если статья об игре? Но дело в том, что Кори сам неоднократно говорил, что в новом произведении отразил свои мысли об отцовстве, свои страхи и надежды. И, действительно, мы видим другого Кратоса. Это уже не тестостероновый антигерой, который лезет на Олимп с воплями в духе «Зевс, я оторву тебе голову!», а серьёзный, побитый жизнью мужчина средних лет. На него сваливается отцовство, с которым он не очень-то представляет, что делать.

Сюжет God of war

Напомним, что изначально Кратос был спартанским воином, который, благодаря недюжинной силе и жестокости, стал полководцем. Единственное, что радовало его в жизни, – жена Лисандра и дочь Каллиопа. В одном из сражений он не может победить и заключает сделку с богом войны Аресом, предложив свою душу в обмен на помощь. Арес соглашается и войска Кратоса с лёгкостью одерживают победу. Кратос становится идеальной машиной для убийства, а в его руки вплавляются клинки хаоса, и только жена и дочь способны пробудить в нём человечность. Видя это, бог войны приказывает Кратосу напасть на храм Афины. Ослеплённый яростью, Кратос убивает всех, кто был в храме, включая своих любимых жену и дочь. Когда пелена рассеивается, он понимает что сделал. Местный оракул проклинает его и кожа будущего бога войны становится белой из-за праха жены и дочери. Главный герой разрывает сделку с Аресом и в итоге убивает его, невольно заняв принадлежащее ему место, став новым богом войны.
Таков краткий сюжет самой первой части, завязка всей истории. Игра 2018-го начинается с того, что мы видим Кратоса в непривычной скандинавской мифологии. Он хоронит свою вторую жену и достаточно жестко разговаривает с мальчиком по имени Атрей — своим сыном. Вместе они готовят погребальный костёр для Фэй, провожая жену и мать в лучший мир. Первые сцены очень драматичны, мы видим, что возмужавший и, можно сказать, постаревший бог войны способен чувствовать душевную боль, глубоко переживать потерю. Он не рыдает и не убивается, но в каждом движении ощущается тяжесть. Последней просьбой Фэй было развеять ее прах с самой высокой горы. Поскольку в скандинавских мифах упоминается 9 миров, а порталы в некоторые из них закрыты – задача усложняется в разы.

На пути герои встретят много опасностей и колоритных, интересных персонажей. С какого-то момента спутником Кратоса станет одноглазый Мимир… точнее, его очень болтливая часть, нам удастся пообщаться с самим Ёрмунгандом — мировым змеем — и посетить лесную ведьму, которая позже окажется самой Фреей. Да, это спойлер, но, во-первых, без его раскрытия невозможно говорить об основной теме игры, а во-вторых, в самой игре это выясняется относительно быстро.
А основной темой является личное рассуждение Барлога о воспитании детей. С одной стороны, мы видим Кратоса, который относится к Атрею очень жёстко, пытается вырастить воина, потому что понимает, как непроста будет его жизнь в качестве наследника Бога войны. При этом он никогда не позволяет себе оскорбить ребёнка, он просто жёсткий и требовательный. А с другой – наседку Фрею, которая окружила Бальдара гиперопекой. Автор вольно обращается с мифами потому да, здесь Фрея – бывшая жена Одина и мать Бальдара. Именно она договорилась со всем живым и неживым, кроме Омелы, о неприкосновенности своего ребёнка.
Эти два подхода в воспитании находятся в постоянном диалоге и финал расставляет все по своим местам: Бальдар ненавидит мать, поскольку из-за её колдовства он не может почувствовать не только боль, но и удовольствие – вообще ничего, а Атрей со временем понимает отца.
Произведение полно трогательных диалогов и сцен. Вот мы видим, как жёсткий и холодный отец с больным ребёнком на руках колотится в дверь Фреи, которую сам же незадолго до этого послал, и ревёт нечеловеческим голосом, почти рыдая: «Фрея… Фрея… мальчик… помоги…». И она откликается, забыв обиды.
Вот мы видим принятие себя в образе Кратоса, которое так созвучно мне. Это не розовые сопли вроде «обними свою болезнь», это нечто совершенно иного уровня. Когда Кратос находит свои старые клинки, ему является Афина, которая часто манипулировала им, и напоминает о прошлом.
-Нигде тебе не спрятаться, спартанец, ты можешь сколько угодно пытаться убежать от правды. Это ничего не изменит. Ты можешь притворяться кем угодно: учителем, мужем… отцом… но есть одна бесспорная истина, от которой ты не уйдешь: ты не изменишься, ты навсегда останешься чудовищем.
И Кратос спокойно отвечает:
-Знаю. Но я больше не твоё ручное чудовище.
Вот это полное и абсолютное принятие себя. Да, я знаю, что я чудовище, и не могу этого изменить, и никто не сможет манипулировать этим, заставляя меня играть в свои игры, давая возможность почувствовать себя хорошим.
И вот такими сильными сценами произведение наполнено до краёв. Как пример ещё можно вспомнить момент, когда главный герой рассказывает сыну о своей природе и как автор филигранно показывает разницу детского и взрослого восприятия.
-Я – Бог, мальчик… бог войны,- с ужасом говорит он, вспоминая о пролитых реках крови, о сожжённых деревнях, о воплях жертв.
И как на это реагирует ребёнок:
-Значит, я тоже бог? А я летать умею?
Для него быть богом – это не про ответственность, а про супергеройские способности.
Жизнь с инвалидностью – это бесконечное сражение, постоянная попытка соответствовать, стать полноценным, и, если бы у всех были такие отцы, как Кратос, – проблем было бы намного меньше и процент выздоровевших резко возрос. Хотя бы в отношении внутреннего здоровья.

Читайте также:  2B or not 2B

Как можно убить пласт сюжета одним словом?

Обычно я не касаюсь в своих обзорах перевода игр, руководствуясь принципом: спасибо, что хоть какой-то есть, — но здесь случай особый. Дело в том, что Кратос — спартанец и называет своего сына “boy” – то есть абстрактный мальчик, или даже щенок, – таким словом обращаются и к собакам. Например, “good boy”, и только в самом конце, когда ребёнок заслужит, совершит великое дело, развеяв прах матери вместе с отцом, – Кратос впервые называет его сыном. А в русской озвучке всё это потеряно, поскольку переводчики слово “boy” изначально истолковали как «сын», избавив игроков от совершенно ненужного катарсиса в конце (сарказм).

Геймплей God of war

С точки зрения игрового процесса перед нами крепкий слешер с интересными механиками. Кратос владеет множеством видов оружия, например: Левиафаном — волшебным ледяным топором. Позже, по сюжету,

Когда шкала здоровья дойдёт до определённой низкой отметки – Кратос впадёт в спартанскую ярость, которая позволяет получать меньше урона, а наносить намного больше. Кривая сложности здесь довольно приятная, серьёзные испытания спрятаны в опциональных заданиях (сражение с последней валькирией долго не забудешь).
В пылу сражения мы можем отдать приказ Атрею — нашему сыну, который весьма неплохо управляется с луком, да и кинжалом в кого-нибудь потыкать может, однако такое партнёрство не слишком упрощает битву.


Вердикт

God of war 2018 года — бесспорный шедевр, классика, которая будет вызывать восторг спустя 10,20, 50 лет, потому как затрагивает вечные и близкие каждому темы. С нетерпением ждём следующей части, намеченной на 2022 год.
Очень часто приходится слышать: «Вот ты там втыкаешь в свои игрушки, будто они могут изменить твою жизнь». Отвечаю: «Именно благодаря God of war и идеологической близости Кратоса, я стал заниматься метанием боевого топора, заслужил медаль клуба, где тренируюсь. Это, конечно, не волшебный Левиафан, но тоже неплохо. Особенно учитывая ДЦП и проблемы с координацией».

Александр Меркушев
специально для Агентства Особых Новостей (onnn24.media).

 
Похожие записи
Latest Posts from Агентство особых новостей

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *