Как они соотносятся и чем различаются, попробуем разобраться.

С понятием «степень ограничения трудовой деятельности» инвалид, как правило, сталкивается тогда, когда встаёт вопрос о необходимости официального устройства на работу. Причём эта пресловутая степень может быть уже определена в индивидуальной программе реабилитации как вполне удовлетворительно(что называется, по умолчанию), так и некорректно, требуя значительной доработки. Внушительный перечень специалистов, длинные очереди на медико-социальную экспертизу, проблемы с поиском сопровождающих – всё это затягивает процесс исправления маленькой, но удаленькой формулировочки на дни, а порой и недели. Хотя подобного можно было бы избежать. Как?

Если бы знать!..

Вот именно эта разлетевшаяся по свету реплика из пьесы А.П Чехова «Дядя Ваня», наверное, является здесь ключевой. К сожалению, далеко не всем людям с особенностями здоровья и их близким известно, что за простыми вопросами членов МСЭК на процедуре установления инвалидности из разряда: «А как вы себя обслуживаете в быту», «как общаетесь», «как перемещаетесь за пределами дома», «насколько и в какой сфере способны трудиться» и т.д. – скрывается не что иное, как определение правовых рамок дальнейшего существования получающего ИПРА гражданина. А это уже само по себе требует предельно внимательных и чётких ответов от человека с инвалидностью и его сопровождающего.

Де-юре

В соответствии с приказом Минтруда России №585 «О классификациях и критериях, используемых при осуществлении медико-социальной экспертизы граждан федеральными государственными учреждениями медико-социальной экспертизы» (ред. от 19.01.2021), а также ФЗ «О социальной защите инвалидов» (с изменениями на 11 июня 2021 года) и ряда других нормативно-правовых актов, группа инвалидности, присваиваемая тому или иному лицу, определяется на основании выявленной у него степени выраженности стойких расстройств функций организма.
Их, по законодательству, выделяется 4.
«I степень — стойкие незначительные нарушения функций организма человека, обусловленные заболеваниями, последствиями травм или дефектами, в диапазоне от 10 до 30 процентов;
II степень — стойкие умеренные нарушения функций организма человека, обусловленные заболеваниями, последствиями травм или дефектами, в диапазоне от 40 до 60 процентов;
III степень — стойкие выраженные нарушения функций организма человека, обусловленные заболеваниями, последствиями травм или дефектами, в диапазоне от 70 до 80 процентов;
IV степень — стойкие значительно выраженные нарушения функций организма человека, обусловленные заболеваниями, последствиями травм или дефектами, в диапазоне от 90 до 100 процентов».
Отсюда — критерием для установления первой группы инвалидности является IV степень выраженности нарушений здоровья, второй группы — III степень, третьей группы — II степень.
Однако если фактическая тяжесть инвалидизации в группах распределяется по убывающей от самой «лёгкой» третьей до самой тяжёлой первой – то со степенью ограничений трудовой деятельности дело обстоит ровно наоборот. Их выделяется также три, но наименее значимой оказывается первая, а наиболее серьёзной – третья:
«1 степень — способность к выполнению трудовой деятельности в обычных условиях труда при снижении квалификации, тяжести, напряженности и (или) уменьшении объема работы, неспособность продолжать работу по основной профессии (должности, специальности) при сохранении возможности в обычных условиях труда выполнять трудовую деятельность более низкой квалификации;
2 степень — способность к выполнению трудовой деятельности в специально созданных условиях с использованием вспомогательных технических средств;
3 степень — способность к выполнению элементарной трудовой деятельности со значительной помощью других лиц или невозможность (противопоказанность) ее осуществления».
В соответствии с этим, официальное трудоустройство лиц с инвалидностью первой и второй группы приобретает ряд особенностей:
«Для инвалидов I и II групп устанавливается сокращенная продолжительность рабочего времени не более 35 часов в неделю с сохранением полной оплаты труда.
Привлечение инвалидов к сверхурочным работам, работе в выходные дни и ночное время допускается только с их согласия и при условии, если такие работы не запрещены им по состоянию здоровья.
Инвалидам предоставляется ежегодный отпуск не менее 30 календарных дней».
Казалось бы, всё логично и гладко, но жизнь, как всегда, преподносит свои сюрпризы.

Читайте также:  В Санкт-Петербурге проходит день Достоевского

Де-факто

Зачастую люди с инвалидностью первой группы, имеющие соответствующий уровень квалификации для трудоустройства по определённой специальности, получают в ИПРА формулировку: «может работать в специально созданных условиях». Это вторая степень ограничений трудовой деятельности, которая часто и становится камнем преткновения. Отсутствие «специально созданных условий» оказывается самым популярным аргументом работодателей, не желающих брать на работу инвалидов, что называется, ни под каким соусом. К примеру, центр социальной помощи семье и детям отказывает на данном основании в трудоустройстве незрячему массажисту, тогда как санаторий привыкший к сотрудничеству со слепыми специалистами, — напротив, на работу берёт, по большому счёту располагая теми же самыми условиями, что и в первом случае.
Рабочая неделя продолжительностью не более 35 часов нередко служит предлогом для вузов не выделять преподавателям с особенностями здоровья более 0,25% основной ставки вместе с считанными процентами по совместительству. Хотя, по сути, письменного согласия сотрудника с заверением, что он хочет и может работать больше, могло быть достаточно для увеличения нагрузки, по его же собственному желанию.
Да, как известно закон – что дышло, но правовая защищённость инвалидов усилиями настроенных категорически против них работодателей не должна оборачиваться правовой замкнутостью.

Где выход?

Решению всех этих проблем могут способствовать, как минимум, два пути.
Первый – обязательное сопровождаемое трудоустройство и второй – повышение правовой грамотности самих инвалидов.
Если бы специалисты центра занятости (в числе которых могли бы оказаться и квалифицированные юристы) всегда присутствовали на собеседованиях граждан с инвалидностью с их потенциальными работодателями для осуществления контроля за соблюдением норм трудового права обеими сторонами, а также проведения экспертизы рабочих мест на предмет их действительного соответствия «специально созданным условиям», безработных людей с особенностями здоровья стало б намного меньше. Расширение же базовых знаний в области своих прав и обязанностей, закреплённых законодательно, позволило бы инвалидам более трезво оценивать любые ситуации с реальными и потенциальными работодателями и не опускать руки там, где есть смысл бороться.
Да, на всё это нужно время, но ведь успешное трудоустройство инвалидов и есть окончательная цель столь бурно развиваемого сейчас инклюзивного образования.
В подлинно интегрированном обществе, к которому мы идём, инвалидность не может быть клеймом на профессиональной самореализации человека.

Источник: гарант.ру

Лейла Каппушева
специально для Аггентства Особых Новостей (on24.media).

 
Похожие записи
Latest Posts from Агентство особых новостей

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *