В пятницу, 8 октября, была вручена Нобелевская премия мира. Лауреатов в 2021 г. стало двое. Один из них – наш соотечественник, активно помогающий, помимо всего прочего, детям со спинальной мышечной атрофией.

История

Среди Нобелевских премий особняком стоят две. Те, которые вручаются не за научные достижения: по литературе и мира.
Точнее Википедии сказать вряд ли возможно: Нобелевская премия мира – награда, ежегодно присуждаемая Нобелевским комитетом в Осло физическим лицам и организациям, внёсшим, по мнению комитета, выдающийся вклад в области укрепления мира.

Вручается Нобелевская премия мира с 1901 года. 19 раз награждение не проводилось (последний подобный случай имел место в 1972 г.). Награду получали частные лица и целые организации, политики и журналисты, Красный Крест и продовольственная программа, несовершеннолетняя правозащитница и престарелый физик-радиобиолог.
Пять раз премия вручалась заочно: лауреаты подвергались ограничениям на свободу передвижения (тюремному заключению и т.д.).
В XXI в. лауреатами Нобелевской премии мира были ЕС, ООН, генеральный секретарь ООН (в 2018 г. умерший) Кофи Аннан, экс-вице-президент США Альберт Гор, экс-президент США Джимми Картер, президент США (на момент вручения премии) Барак Обама, президент Колумбии (на момент вручения премии) Хуан Сантос и т.д. В 2020 г. лауреат не был персонифицирован, «нобелевку» получила Всемирная продовольственная программа. То есть основным врагом мирного сосуществования людей признали голод.

В 2021 г. среди основных соискателей награды назывались Светлана Тихановская, Мария Колесникова, Алексей Навальный и даже Грета Тунберг. А выиграли журналисты. Двое. Прямо в соответствии с новейшими негласными правилами, диктующими обязательное разнообразие: мужчина и женщина, белый европеец и ещё кто-то хотя бы. «За их усилия по защите свободы слова, которая является необходимым условием демократии и прочного мира».

Мария Ресса

Не думаю, что до 8 октября сего года филиппино-американская журналистка Мария Ангелита Ресса была известна многим из нас. Что ж, давайте знакомиться.
Мария родилась 2 октября 1963 года в столице Филиппин Маниле. С 1973 по 1986 гг. жила в США, окончила Принстонский университет.
В 1986 г. на Филиппинах случилась Жёлтая революция, авторитарный режим был свергнут – и Ресса вернулась на родину. Стала работать на телевидении. С 1987 по 1995 гг. возглавляла бюро CNN в Маниле, с 1995 по 2005 гг. – бюро CNN в столице Индонезии Джакарте, с 2005 г. – службу новостей филиппинской телекомпании ABS-CBN. В 2011 г. создала и возглавила новостной интернет-сайт «Rappler».
В настоящее время Мария Ресса является активным критиком президента Филиппин Родриго Дутерте, известного своим авторитаризмом, а также забавной (но не как у Бенито Муссолини, а несколько иначе) мимикой и одиозными высказываниями. Самая известная цитата Дутерте в переводе звучит приблизительно так: «Гитлер уничтожал евреев, а я буду уничтожать наркоманов».
В 2018 г. Ресса была включена в список «Человек года» журнала «Time» как один из журналистов, преследуемых за свои взгляды и поиск правды.
13 февраля 2019 г. была арестована по обвинению в публикации сайтом «Rappler» в 2012 г. якобы ложной новости. Была освобождена под залог. 15 июня 2020 года суд Манилы признал Марию виновной в клевете.
А в 2021 г. Мария Ресса получила Нобелевскую премию мира.
Так или иначе, более интересным и показательным для нас является факт вручения премии Дмитрию Муратову.

Дмитрий Муратов

Дмитрий Андреевич Муратов – российский журналист, телеведущий, один из основателей и главный редактор «Новой газеты».
Родился 30 октября 1961 г. в Куйбышеве (ныне Самара). Окончил филологический факультет Куйбышевского государственного университета, служил в Советской Армии.
После военной службы работал в газете «Волжский комсомолец». Далее был карьерный рост в «Комсомольской правде», откуда Дмитрий в ноябре 1992 г. ушёл, выступив соучредителем товарищества журналистов «6-й этаж». В 1993 г. товариществом была учреждена «Новая ежедневная газета». Муратов стал заместителем главного редактора.
Был специальным корреспондентом в зоне боевых действий на территории Чечни.
В феврале 1995 г. Муратов стал главным редактором «Новой газеты» (к тому времени название уже такое). Некоторое время работал на телевидении. Пост главреда «Новой» покидал в 2017 г., но в 2019 г. вернулся.
Получив Нобелевскую премию в 2021 г., Муратов сказал, что считает её наградой погибшим коллегам, убитым в разные годы сотрудникам «Новой газеты». Многие задаются вопросом, почему премия была присуждена Муратову (однако же заметим: не ему одному), а не газете. Вероятно, по композиционным причинам. Когда премия вручается организации – это выглядит как-то уныло и безлико. Это почти как не вручать вовсе. А в прошлом году вручали именно организации. Теперь надо было персонифицировать. Два лауреата – дань тенденциям — гендерное и расовое разнообразие.
Была, между тем, отражена ещё одна ключевая тенденция. Как уже говорилось, перед вручением премии в качестве главных кандидатов назывались такие люди, как Алексей Навальный, Светлана Тихановская, Мария Колесникова и Грета Тунберг. Типичные революционеры. Совершенно разные, но все революционеры. Они казались фаворитами по причине своей яркости. Такое часто бывает в футболе: команда показывает фееричный футбол и представляется непобедимой на групповом этапе, но стремительно перегорает и в плей-офф вылетает сразу же. Это распространённое явление не только в спорте, но и в политике. Решения о Нобелевских премиях мира и по литературе – политические всегда. И это нормально. Так вот. Сегодня мировым элитам не нужны революции и революционеры. Лех Валенса награждался незадолго до глобальной перестройки мира и Европы в особенности. Теперь же из года в год выигрывают миротворцы и литераторы довольно компромиссного толка. Значит, никакие события последнего десятилетия не были сочтены глобально значимыми – и в ближайшие 10 лет больших перемен ждать тоже не приходится.
Почему Нобелевская премия Муратову – хороший знак для нас?
Во-первых, всё ещё не подтверждаются худшие опасения: Россия далека от статуса Северной Кореи, на которую весь мир уже плюнул, предпочитая, по большому счёту, не обращать внимания на этот лепрозорий государственного масштаба.
Во-вторых, ещё раз вспомним о многолетней благотворительной деятельности Муратова. Дмитрий известен в том числе помощью детям со спинальной мышечной атрофией, а часть присуждённых Нобелевским комитетом премиальных денежных средств обещает перечислить в фонд «Круг добра». Премия, конечно, не за благотворительность, однако же как минимум символично, да и пища для размышлений.
Символично, что премия за защиту свободы слова даётся человеку, помогающему больным детям. Это очередное подтверждение тезиса: где есть свобода слова – там обязательно будут и другие свободы, да и вообще всяческое благополучие. Тирану, обладающему неограниченной властью, незачем обеспечивать вас качественной продукцией или доступной средой. Жизнь за царя, сакрализация страдания, великая «духовность» – и хватит с вас. В рай попадёте. Как-нибудь в другой раз.
Также я вижу во всём этом напоминание о том, что любой инвалид – это в первую очередь не инвалид, а человек со своими взглядами, интересами, увлечениями… Зацикленность на проблемах, связанных с доступной средой, ставит на вас крест. Не надо всю жизнь думать только о пресловутой «доступке», как наркоман думает только о наркотиках. Так вы всю жизнь пропустите. «Доступка» – это средство, а не цель!
«Доступка» важна, но не первична. Как и новый Нобелевский лауреат – в первую очередь журналист и только потом благотворитель. Свобода слова – высшая ценность. Доступная среда – один из следующих этапов. В закрытом обществе без свободы слова и плюрализма ни о какой доступной среде не может быть и речи. Во всех смыслах.
В пятницу словно были подведены итоги 2010-х для России. Теперь можно и прогноз сделать: свобода слова у нас останется. Но её будет по-прежнему мало. Контролируемые властями «Новая газета» и «Эхо Москвы». Андеграунд – постольку, поскольку он незначителен и невлиятелен. И, пожалуй, всё. Как к этому относиться – каждый решает в индивидуальном порядке. Как говорит персонаж Буркова в фильме Рязанова «Гараж»: «Четыре – это лучше, чем пять, но хуже, чем три».
Повторюсь, из свободы слова растёт всё остальное. В т.ч. доступная среда. Она тоже останется, но её тоже будет мало. Как минимум – пока на государственном уровне декларируется главенство прошлого над настоящим и будущим, общего над частным, небесного над земным, мифического над реальным.

Читайте также:  Как оценивать работы инвалидов

• информация и фото: Википедия

Святослав Белковский
специально для Агентства Особых Новостей (on24.media)

 
Похожие записи
Latest Posts from Агентство особых новостей

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *