Каждый, кто когда-либо сталкивался с тяжелым диагнозом, знает, как сложно после постановки такого диагноза сохранить присутствие духа и стойкость, так необходимые для дальнейшей борьбы за свою жизнь. Найти источник силы, который будет удерживать тебя на поверхности и не даст погрузиться в озеро отчаяния и безысходности – это важнейшее условие для того, чтобы выстоять и не дать болезни проникнуть в твою душу.

Музыка может стать именно таким средоточием вдохновения и поддержки для человека, борющегося с серьёзным заболеванием. В Санкт-Петербурге открыта музыкальная школа «Точка опоры», которая проводит бесплатные занятия по muse-терапии для онкологических больных в активной стадии или в ремиссии.

Мы поговорили с директором школы «Точка опоры» Анной Ильиной и узнали подробнее о том, как muse-терапия помогает в психологической реабилитации людей с диагнозом «онкология».

Давно ли в школе проводятся такие занятия?

Анна: занятия по muse-терапии стартовали с августа, на данный момент идут уже третий месяц.

Как появилась идея организовать их?

Анна: я заболела онкологией, сейчас прохожу лечение, и в процессе преодоления болезни я столкнулась с объективными проблемами, которые есть в России для онкобольных – это социальная и физическая изоляция, трудовая изоляция. Чтобы процесс лечения проходил более комфортно и легко, чтобы у людей была возможность снизить уровень стресса и тревоги, я решила запустить бесплатные занятия для онкобольных, потому что сама давно в музыке и знаю, что музыка имеет лечебный, целебный эффект.

Это индивидуальные или групповые занятия?

Анна: сейчас это индивидуальные занятия, урок идёт 55 минут. Мы думаем о том, чтобы организовать и групповые занятия, но чуть позже, когда у меня появится возможность вести группу, потому что сейчас индивидуальные занятия ведут педагоги школы, а групповые занятия хотела вести я, но у меня сейчас нет ресурса на это, поэтому как только смогу, я запущу ещё и групповые занятия.

Muse-терапия – это курс? Сколько в нём занятий?

Анна: четыре урока в месяц, уроки проходят раз в неделю. Кто хочет быстрее пройти эти четыре занятия, тот может ходить дважды в неделю. Это бессрочно. Сколько будет желания и возможности у человека, столько он и ходит.
На данный момент запись на уроки мы не ведём, потому что у нашего проекта практически нет инвестиций – он поддерживается только силами моих друзей и знакомых – и, вследствие этого, в нём ограниченное число участников. Сейчас на терапию ходит пять человек, остальных желающих мы записываем в лист ожидания. Когда кто-то из участников уходит, мы созваниваемся с учениками из листа и приглашаем их.
Записаться в лист ожидания можно, позвонив в школу или написав в сообщения группы https://www.instagram.com/muse_point.ru/

Читайте также:  Инна Марковская: не стесняйтесь быть яркими, разными и модными!

Важно ли наличие музыкального образования, опыта игры у учеников? Есть ли какие-то критерии отбора на muse-терапию?

Анна: нет, у нас учатся очень разные люди абсолютно разных уровней. Кто-то начинающий, кто-то уже с большим опытом в музыке, кто-то даже сам пишет музыку.

Для онкобольных единственный критерий – это собственное здоровье. Не все, например, могут выполнять какие-то физические упражнения – на уроках по вокалу, где работает физика тела, не все ученики могут выполнять нужные упражнения, но наши педагоги подстраиваются и стараются создавать максимально комфортные условия для обучения.

В muse-терапии есть какие-то направления?

Анна: у нас есть направления фортепиано, вокала, скрипки и альта. Здесь всё на выбор ученика.


Разработана ли специальная программа, план для этого курса?

Анна: когда ученик приходит на первое занятие, педагог спрашивает о его заболевании, о том, как долго он в онкотерапии, и уже выстраивает программу таким образом, чтобы обучение проходило в уютной для ученика атмосфере. Но это очень индивидуально для каждого, кто приходит к нам. Какой-то стандартной, единой для всех программы нет.

Muse-терапия – это только занятия музыкой, или в них включены и элементы психотерапии?

Анна: творчество – это вообще такое направление, где без психотерапии, без психологии невозможно педагогу работать, потому что на уроках иногда нужно и поддержать, и быть готовым обсудить с учеником возникающие сложности.

Официально внедрённых в программу психотерапевтических методик у нас нет, но в процессе обучения все равно педагог отдельные элементы таких методик использует.


Как отзываются о курсе его участники?

Анна: возможность отвлечься от онкобудней – это великое благо, потому что вся жизнь после постановки диагноза крутится вокруг самого диагноза. Многим очень сложно его принять. Когда ты вырываешься из этой тяжелой повседневности и пробуешь заниматься чем-то другим, например, музыкой — это очень одухотворяет и дает желание продолжать жить и продолжать борьбу со своим заболеванием.

Сейчас я регистрирую благотворительный фонд. Когда я смогу это сделать, и у меня будут инвестиции, я планирую сделать также бесплатные занятия йогой и психологические группы помощи, то есть помогать доказательной медицине в лечении онкологии.

Беседовала Юлия Ильина
специально для Агентства Особых Новостей (on24.media)

 
Похожие записи
Latest Posts from Агентство особых новостей

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *