СМИ инвалидов

Специальность главбуха

Специальность я выбрала случайно, мне понравилась лестница.

Я знаю, что это странно звучит, но это именно так. Красивая, оформленная цветами винтовая лестница повлияла на финансовое благополучие и реабилитацию моего ещё не рождённого особенного ребёнка.

Чтобы отблагодарить всех врачей, мне пришлось ударно потрудиться и ужом покрутиться на трёх работах.

Мне повезло, что главбухи не сидят по 8 часов в кабинете, а всегда — в разъездах, банках, налоговых, курсах повышения квалификации.

От начальства я никогда не слышала упрёков в свой адрес — претензий к моей работе никогда не было.

Я успевала заехать в банк, потом пробежаться в парке за лошадью, вспотеть в бассейне и отстоять в очереди в налоговой.

Отчеты сданы, штрафов нет, у меня мешки под глазами от недосыпа и перегрузки, но государство и работодатели всегда были довольны.

Я научилась спать, пока сыну делали массаж, сводить дебеты с кредитами, пока все домашние спят, обводить глаза в транспорте, брить ноги и чистить зубы одновременно.

СМИ инвалидов

Как всё начиналось

Идея создания СМИ для инвалидов, где были бы трудоустроены они сами, вылившаяся впоследствии в Агентство Особых Новостей, принадлежала президенту нашей Санкт-Петербургской общественной правозащитной организации «На коляске без барьеров» Ягановой Юлии Викторовне. В начале я даже восприняла её не очень серьёзно. Это даже была не идея, а мечта, которую мы умудрились воплотить в жизнь.Пандемия, отсутствие денег, очень отдалённые представления о том, как всё должно выглядеть.На начальном этапе тыкались, как слепые котята, и только со временем осознали высокую ценность и пользу этого СМИ. Мы всё делали своими руками, путём проб и ошибок.

СМИ инвалид
Быть на равных

«Я такой, как все! Я хочу работать, как все!» — почему же работодатели предпочитают не трудоустраивать инвалидов?

Основная аудитория нашей организации — это инвалиды или их близкие, родственники, друзья.
У нас трудоустроены люди с различными заболеваниями, получившие инвалидность, будучи уже взрослыми, и инвалиды детства.

У многих I нерабочая группа, которую все дружно переделывали в рабочую: «Врачи не правы- я не овощ, я могу работать». Рады были и ментальникам: «Я не бросаюсь на людей, но мне мерещатся заговоры…» — и аутистам: «Он одарённый, вы просто скажите, что делать».

Это наш первый опыт трудоустройства, не всё получается идеально и ровно.

Мы брали по принципу: «Ответственный, одарённый, хороший – значит надо дать шанс». Специалистов с образованием среди инвалидов найти практически невозможно, хотя нам удалось отыскать несколько человек.

Важным критерием для нас было: есть желание, позволяет здоровье и имеются профессиональные навыки (в нашем случае — написание текстов) — берём, на это и опирались.
Тем более, что больше опираться было не на что: о заболевании мы судили со слов работника и группы инвалидности.

То есть: если человек с ментальными расстройствами, я это могу узнать либо от него, либо по ходу «пьесы» (работы).

Все остальные трудности мы старались преодолеть без помощи извне и психологов.

Таким образом и зародилось наше Агентство Особых Новостей, где каждому нашлось место, где каждому было, что сказать, где каждый хотел работать.

Регистрация, заключение договоров, сайт своими руками и обещания властей помочь и поддержать.

В последнем пункте ключевое слово — «ОБЕЩАЛИ».

Как на самом деле? Парадоксально! У меня такое впечатление, что на нас смотрят круглыми глазами, как на идиотов, а при встрече спрашивают: «Ну, как они там?»

Агентство Особых Новостей

Мы первые!

Идеи текли рекой.

Созданы рабочие чаты, кипят обсуждения и дружные действия — машину сдвинули с места.
С какими основными проблемами мы столкнулись?

Эйфория закончилась — начались рабочие будни, а это, как известно, — каждодневный труд!
Первой дала трещину социализация!

В нашем несовершенном обществе, где инвалиды только-только начали выходить из квартир, где обучение детей с особенностями здоровья каким бы то ни было профессиям основывается на принципе: «Дайте ему корочку-он всё равно работать никогда не будет», — никто не подумал о том, что работа-это в первую очередь, коллектив и умение находить общий язык с коллегами, идти на компромисс.

Многие привыкли, что их мнение — это единственно правильное, а все остальные недотягивают до их уровня, недостойны.

С теми ребятами, кто уже работал или получил инвалидность, будучи взрослым, проблем не было.
Но для тех, у кого это оказался первый опыт трудоустройства, произошло много открытий. Они не знали, казалось бы, элементарных вещей.

Работа -это не реабилитационный центр, где с тобой нянькаются.

Именно это очень часто и не понимают трудоустроенные инвалиды, рассчитывая на бесконечные поблажки.

Читайте также:  Губернатор помог инвалиду

Все работают на одинаковых условиях, и требования ко всем одни и те же.

Все равны, как вы и хотели!

Но хотели ли?

Кто-то добросовестно учился, кто-то пытался «списать» тексты из интернета, кто-то был готов заплатить, чтобы написали материал за него.

Но все до единого стремились получить корочку журналиста!

Зарплата у всех одинаковая, перераспределять нельзя — это одно из условий нашего трудоустройства.

Хорошо работаешь — плохо работаешь, прогуливаешь, приходишь пьяным — зарплата не поменяется.

И, как в любом коллективе, появлялись «нахлебники», у которых — сто причин в своё оправдание и полное непонимание того, почему с ним разрывают договор.

И вот тут-то и начинается самое интересное.

Кому-то будет смешно, но только не мне и не работодателю….

 

работа инвалид

Сцена первая

Даю задание дизайнеру с аутизмом нарисовать ромашку для поздравления, не помню уже кого.
Через два дня пытаюсь выяснить, как результаты. В ответ слышу: «Я думаю».

Через 4 дня снова: «Я думаю».

Чтобы как-то ускорить ход его мысли и повлиять на ситуацию, прошу объяснительную. Вырывая на себе волосы: «Любезный дизайнер, где ромашка?» Ти-ши-на…

В 12 ночи звонок мамы работника и объяснение, что выполнить задание не получилось, поэтому «работник» ложится спать: «А вы сами думайте, как выходить из этой ситуации. А вы дайте ему другое задание- у нас получится».

Занавес.

А выход только один… Я ночью рисую ромашку.

Сцена вторая

В 19.00 звонит другой «работник» и говорит, что он уехал в командировку в Москву, чтобы принять участие в форуме, который отменили, и у него закончились деньги.

«Господи, какого чёрта, ты туда попёрся? Какая командировка? Кто тебя туда отправлял?
У тебя ДЦП, как ты умудрился свалить так далеко от дома без сопровождения?»

И вот тут проскальзывает: «Я с другом».

— Ребята, вы решили потусить за счёт нашей организации?

Занавес.

А дальше череда кадров, когда ты в рабочее время «с собаками » ищешь своего сотрудника и выясняется, что он в театре (достал билет по случаю) или на концерте.

Когда ты ждёшь «специалиста» в Зуме, на собрании, а он ушёл гулять с собачкой и потом в поликлинику.

И то, что меня просто шокировало, — присланное сотрудником заявление на больничный лист и полное непонимание моего удивления.

работа инвалид

Тупик

Мне хочется спросить у родственников инвалидов: «Вы куда смотрите?»

Вы отправляете своих близких «РАБОТАТЬ» на полный трудовой день, а девчонке только что выписали обалденно сильные препараты, и она по стенкам ползает, уши от галлюцинаций затыкает!

О чём идёт речь?

О какой работе?

Если у женщины ДЦП, спастика и гиперкинезы, что она не может сфокусировать внимание не только на словах работодателя (чёткой инструкции), но и на собственной семье, — какая работа???
Увидела как-то женщину, которая выставила в Instagram свою фотографию с детьми: «Я не попрошайка», с бредовой речью про личный бренд и призывами скинуться на долги семьи.

Куда смотрят близкие?

Так и хочется спросить того, кто за этой идеей стоит: «Вы в гости ждёте органы опеки? Вы соображаете, что делаете? Вы понимаете, что есть необратимые процессы, которые уже не повернёшь вспять?»

Крик души

Я призываю всех людей с инвалидностью и их родственников реально оценивать свои силы и трезво смотреть на вещи перед трудоустройством.

Работа – это очень серьёзная нагрузка на любой организм, и не только умственная или физическая, но и психологическая!

Как же быть?

Проблематика инвалидов и семей с детьми инвалидами — это очень больная тема в нашей стране, где они сидели долгие годы по домам и их как будто бы не было вовсе, как в общем-то и секса. Но время идёт вперёд, люди с инвалидностью и их близкие хотят жить полноценной жизнью, иметь равные права, нормально работать, передвигаться по городам, создавать семьи и не шокировать своим появлением в обществе других.
А для этого надо, чтобы эти самые другие не только нас услышали, но и увидели. Именно поэтому наше Агентство Особых Новостей и будет продолжать существовать, несмотря на все наши трудности, а иногда отсутствие социализации наших журналистов и поддержки извне. Мы существуем, и общество должно привыкнуть к этой мысли, приспособившись к нам так же, как мы привыкли к взглядам прохожих и приспособились к недоступной среде в наших городах. А значит – продолжение следует.

Юлия Свистунова
специально для Агентства Особых Новостей (on24.media).

 
Похожие записи
Latest Posts from Агентство особых новостей

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *