Усыновление детей-инвалидов

Не секрет, что в США и в странах ЕС детей-инвалидов усыновляют охотнее, чем у нас. Почему так?

А ведь нам ещё повезло!

Вообще-то всё довольно просто: где лучше живут, там и усыновляют детей-инвалидов чаще и охотнее.
Подумается иной раз: какого чёрта я родился не в Исландии, Норвегии, Финляндии или США? А потом вспоминается: зато ведь и не в Африке где-нибудь, не в КНДР и т.д. И настроение как-то улучшается сразу.

Как бытие определяет сознание, и наоборот

Не спешите жаловаться на плохое отношение к инвалидам у нас в стране! Даже не потому, что в КНДР оно, возможно, ещё хуже. Просто дело-то не в отношении вовсе. Люди, по большому счёту, везде одинаковые. Фокус в том, что простыми людьми всегда очень легко манипулировать. В этом плане показательна история Германии XX века. В 30-е годы немцы вдруг как-то резко обозлились на евреев, да и на весь мир. После 45-го внезапно стали «не такими», покаялись – а потом разделились на демократов (капиталистов) и коммунистов (социалистов). Ближе к концу века оказалось, что демократами и капиталистами хотели быть почти все, но не всем дали так жить. Редкая птица перелетит через Берлинскую стену.

Простыми людьми очень легко манипулировать. Это могут делать национальные лидеры, но чаще всего основное влияние оказывают банальные условия проживания.
Феномен патриотизма основан на упорном нежелании среднестатистического жителя какой-то страны признать, что среднестатистический житель другой страны в чём-то у него выигрывает за счёт лучших условий жизни в своей стране.
И если наш инвалид (для наглядности) начинает понимать, что где-то в той же Норвегии, например, повсюду высокие технологии и изумительная доступная среда, что там инвалиды могут бывать везде или почти везде, что их там воспринимают как равных или почти равных – как такому бедолаге быть? Ни один человек не хочет быть лузером и вряд ли станет жить с сознанием своего лузерства. Либо самоубийство, либо борьба за лучшие условия, либо миф о победе. И в России чаще всего – последнее.
Пригорюнится человечек – а ему в ответ: «Зато мы ледовое побоище выиграли». Или: «Зато мы в рай попадём, а они просто сдохнут». И всё, человечек счастлив. Он всегда готов подменить реальность мифом, а настоящее и будущее – прошлым. Что особенно трагикомично – прошлым даже не своим. «Как мы этих гансов в 45-м!» – зачастую с упоением вещает некий гражданин 90-го, скажем, года рождения.
А если самому инвалиду не нужна нормальная жизнь, обществу инвалид не нужен тем более.
Сначала бытие определяет сознание, а потом сознание определяет бытие. Безнадёжно застрявшие в далёком прошлом человек и общество ничего не станут делать для настоящего, а тем более – для будущего. Для тех самых детей, в том числе детей-инвалидов.
При этом активно симулируется высоконравственная забота о подрастающем поколении: нельзя показывать фильм об Элтоне Джоне, «дети же могут увидеть». Пусть ребёнок умрёт от недостатка лекарств, пусть маленький инвалид годами не выходит из дома – главное, чтобы он не видел ни на каком экране целующихся мужиков.
Страны Запада тоже переживали целые эпохи патриархальности и жёсткой цензуры – это естественная стадия развития человечества. Печально, что мы на этой стадии безнадёжно застряли.

Интеграция или особый путь?

Интегрирование в общество инвалидов и тем более детей-инвалидов – задача сложнейшая. Это уже одна из верхних ступеней пирамиды общественного благополучия. Поэтому не надо обижаться на то, что до инвалидов дело не доходит. Надо понимать: при динамичном развитии дойдёт, причём чем динамичнее развитие, тем быстрее дойдёт. А если застрять в середине прошлого века, если только и делать, что «мочь повторить», – об интеграции, усыновлении детей-инвалидов и т.д. забудьте. Желательно навсегда.
На особом пути всегда есть место только политическим лидерам, былинным богатырям и среднестатистической серой массе. Инвалидам здесь места нет никогда.

Закон Димы Яковлева

Статистика часто проливает свет на порядок вещей.
Печально известный закон Димы Яковлева, запрещающий гражданам США усыновлять российских детей, вступил в действие с 1 января 2013 г.
Давайте вспомним, что было ранее.
Я нашёл информацию на сайте changeonelife.ru.
Цитирую выдержку из интервью, датируемого 2012-м годом: «Согласно официальным данным, в Санкт-Петербурге за 2011 год во всём городе было усыновлено только 28 детей с инвалидностью, из них 27 были усыновлены иностранцами. Для сравнения всего усыновленных детей в городе 551 ребенок. За 2010 год было усыновлено 17 детей с инвалидностью, 15 из которых взяты иностранцами. Из этих данных видно, что детей с инвалидностью усыновляют крайне редко и в основном иностранные граждане. Но нельзя делать вывод, что гражданам других государств эти дети становятся нужнее, чем россиянам».
Хорошо, не будем. Вместо этого ещё раз напомним себе о поэтапности общественного развития: сначала общество обустраивается, потом начинает жить просто для себя и с комфортом, потом активно заводит кошек и собак – и только потом становится обычным делом усыновление детей. А усыновление детей-инвалидов – это уже и вовсе вишенка на торте, высший пилотаж. Российское же общество пока и до усыновления здоровых детей, по большому счёту, не «дозрело». «Дозреет» ли?
Итак, нам все эти годы напоминают о несчастном Диме Яковлеве. Но кто напомнит, сколько счастливых российских ребятишек (в т.ч. с инвалидностью) обрело благополучных и любящих американских родителей до принятия кошмарного закона – и сколько бедных малюток умерло в отечественных детдомах уже после него? Или вы тоже скажете, что последние не успели увидеть и услышать Элтона Джона и теперь попадут в рай?

Читайте также:  Паралич воли

Нелишним будет добавить: именно США – страна во многом передовая. В одном из интервью на сайте pravmir.ru (2013) говорится, в частности: «Факт в том, что детей, например, с буллезным эпидермолизом, кроме американцев, не брал никто – а их не предлагали разве что в Новую Зеландию».
И ещё раз вернёмся домой, в Россию. Я окончил коррекционную школу в 2004 г. Детей, брошенных родителями, я помню очень хорошо. Их биографии (или, как любят говорить у нас, судьбы) сложились очень печально. А вот чтобы кого-то усыновили – нет, не могу вспомнить. Это твоя родина, сынок!

Джессика Лонг

Красноречивее всего о том, как здорово порой ребёнку-инвалиду вырваться из Русского Колеса Сансары, рассказывают конкретные примеры. Моя коллега Тая Романова уже рассказывала о Рубене Гонсалесе Гальего, а я просто перечислю несколько взятых из Википедии фактов о паралимпийской чемпионке, красавице-пловчихе Джессике Лонг.

Татьяна Кириллова (впоследствии Джессика Лонг) родилась 29 февраля 1992 года в Братске (Иркутская область) у 18-летней матери, биологическому отцу тогда было 17 лет. Родилась без малых берцовых костей и многих костей стопы. Была оставлена матерью в детском доме. Была удочерена приёмными родителями из США и покинула Россию в марте 1993 г. По причине аномалии нижних конечностей (фибулярной гемимелии) ноги Татьяны были ампутированы, когда ей было 18 месяцев. Таня-Джессика училась ходить с протезами, занималась гимнастикой, чирлидингом, катанием на коньках, велосипедным спортом, ходьбой на ходулях и скалолазанием. Осваивать плавание начала в бассейне бабушки и дедушки, а в 2002 г. приступила к командным тренировкам. Затем была выбрана лучшей пловчихой-инвалидом Мэриленда 2003 года.
12-летняя Лонг (самый юный атлет команды) выиграла 3 золотые медали на Паралимпийских играх 2004 года, а через 4 года выиграла уже 6 паралимпийских медалей, включая 4 золотых, и установила три новых мировых рекорда.
В 2007 г. стала первой паралимпийской спортсменкой, выигравшей премию Amateur Athletic Union’s Sullivan Award, присваиваемую лучшим спортсменам-любителям в Соединённых Штатах Америки.
В 2013 г. ездила в Иркутскую область, где встретилась с биологическими родителями.

Что делать?

Из двух фундаментальных вопросов русской литературы предлагаю оставить один и не заниматься поиском виноватых. Что делать нам всем, здоровым и не очень, верующим и не очень, устремлённым в прошлое и в будущее?
Делать выбор. Потому что выбор есть всегда.
Ни в коем случае не осуждаю тех, чей выбор – традиции, духовность и мечты о рае. Тут уж кому как удобнее и интереснее.
Но альтернатива есть всегда. И даже не одна. Можно колесить по миру в поисках лучшей жизни, а можно бороться. Здесь и сейчас. Насколько позволяют здоровье и другие немаловажные факторы.

• фото: правмир.ру, Википедия, эхо.мск.ру

Святослав Белковский
специально для Агентства Особых Новостей (on24.media).

 
Похожие записи
Latest Posts from Агентство особых новостей

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *