В чём причина болезней? Бывают ли безнадёжные случаи? Существует ли понятие «слишком поздно»? — обо всём этом и многом другом мы беседуем с врачом-остеопатом Сергеем Львовичем Бариновым.

Александр: Здравствуйте, Сергей Львович! Спасибо, что согласились побеседовать с нашим изданием. Расскажите, как врач скорой помощи стал остеопатом?

Сергей Львович: День добрый, Александр! Ещё в годы учёбы в Ленинградском педиатрическом медицинском институте я окончил курсы медицинского массажа. Тогда же начал работу на скорой сначала медбратом, затем фельдшером. Времена были непростые: лихие девяностые. Зарплаты порой на жизнь не хватало. Вот и стал я, как сейчас говорят, фрилансером — массажистом. Врачебное образование помогало как знаниями, так и статусом. Многие пациенты хотели помощи именно от врача-массажиста. Очень скоро я понял, что массаж по Васечкину, которому нас учили на курсах, не может решить многих проблем, с какими я сталкивался у своих пациентов. Лет за десять практики я создал свою микст-систему массажа: классика, точечный, сегментарный, элементы мягкой мануальной терапии. И в начале нулевых встретил своего бывшего однокурсника Сабинина Сергея Львовича, который к тому моменту закончил Русскую высшую школу остеопатической медицины (РВШОМ). Я получил приглашение прийти поучиться малоизвестной тогда ещё в России остеопатии. Лет пять прошло в раздумьях. И в 2007 году, когда моя дочь пошла в первый класс, я поступил на первый курс РВШОМ, которую закончил весной 2011 года. С той поры завершилась моя работа на скорой и начались остеопатические будни.

Александр: Что такое остеопатия? Некоторые до сих пор считают, что это что-то на уровне бабушкиных травок и колдовства.

Сергей Львович: Александр, Вы забыли про шарлатанство и развод на деньги. Такое мнение бытует даже в профессиональной врачебной среде, несмотря на четвертьвековую историю остеопатии в России. На самом деле, сегодня у нас в стране остеопатия — не только авторская методика оздоровления, но и лицензированная врачебная специальность. Это методика мануальной (ручной) диагностики функциональных нарушений в организме на различных уровнях (структуральная система, кранио-сакральная система, висцеральная система). Именно эти три блока изучают в соответствии с международными программами будущие остеопаты в остеопатических школах и институтах. Основатель остеопатии Эндрю Тэйлор Стилл говорил, что увидеть болезнь несложно, но гораздо сложнее увидеть в пациенте путь к выздоровлению. Именно эта задача и стоит перед остеопатом. А помогают ему в этом поиске Анатомия и Пальпация.

Александр: Есть ли противопоказания для обращения к остеопату? А показания?

Сергей Львович: Показания могут быть самые разные в разных возрастных группах пациентов. Это и проблемы новорожденных и недоношенных детей в их питании, развитии. И речевые проблемы у дошкольников. И проблемы осанки, зрения, обучения, поведения у школьников. И головные боли различной природы. И функциональные проблемы дыхательной, сердечно-сосудистой, пищеварительной, эндокринной систем. И реабилитация после тяжёлых инфекций, травм, стрессов. Боли в спине и шее. Перечислять поводы обращений к остеопату можно долго. Там, где не нужны хирурги и реаниматологи (скелетная и/или черепно-мозговая острая травма, острые заболевания ЖКТ, онкология и т.п.) может найтись работа и для остеопата. Основным же противопоказанием является угроза кровотечения в зоне работы, так как главным эффектом остеопатической коррекции будет усиление кровотока именно в тех местах, где есть его нарушения.

Александр: На дворе двадцать первый век, а люди до сих пор думают, что инвалиды рождаются исключительно у наркоманов и алкоголиков. Каковы на самом деле причины появления детишек с инвалидностью?

Сергей Львович: Таких причин много. Они могут быть как пренатальными (в ходе беременности), так и интранатальными (в родах), и постнатальными (после рождения). Это и хромосомные аномалии (например, болезнь Дауна), и генетические заболевания (фенилкетонурия), и различные пагубные наклонности родителей (алкоголизм, наркомания и т.п.), и профвредности на работе у родителей, и инфекции, и травмы, и/или гипоксия в родах, и врождённые пороки у ребёнка.

Александр: Известно, что начинать реабилитацию лучше с самого детства. А есть ли верхняя граница? Бывает ли так, что поздно начинать, или всегда можно улучшить ситуацию?

Сергей Львович: Я обычно говорю пациентам: «Для остеопатии нет возрастных ограничений». Мы не сможем вернуть молодость старику, но на каждом жизненном этапе можно улучшить качество жизни, помочь стать здоровее.

Александр: Может ли человек сам определить для себя направление и способ занятий по примеру Дикуля, или без обращения к врачу лучше не экспериментировать?

Сергей Львович: Если человек готов к самостоятельной работе, я только за. Тем более сегодня, когда в интернете масса материалов и по йоге, и по Цигуну, и по различным направлениям ЛФК (лечебной физкультуры), и по различным системам питания и оздоровления. Пробуйте то, что вам ближе, но не забывайте прислушиваться к собственным ощущениям. Тело само подскажет, по правильной ли дороге вы идёте.

Александр: Есть ли безопасные для всех сборники упражнений, которые смогут принести пользу при большинстве моторных нарушений? К примеру «Растягивайся и расслабляйся», Цигун, Йога.

Сергей Львович: Методик Цигуна и йоги очень много. А вот упомянутая Вами книга Мари Стюарт и Мэксин Тобиас, на мой взгляд, является лучшим на русском языке руководством для домашней работы. И это тоже йога!

Александр: Почему так популярны различные оперативные методы лечения? Очень часто слышу, чуть что – оперировать?

Сергей Львович: Оперативные методы лечения и наглядны, и радикальны. Нет аппендикса и/или желчного пузыря — и аппендицита и/или холецистита уже не будет. В случаях экстренной хирургии, травматологии, онкологии это вопросов не вызывает. В случае же функциональных нарушений и реабилитации бывает лучше обойтись консервативными методами. Здесь играет свою роль и память о Великой Отечественной войне, о тысячах военных и гражданских, спасённых военно-полевыми хирургами. Это всё так и было. Но я бы к слову вспомнил фразу гениального хирурга Пирогова Николая Ивановича о том, что “хирургия – позор для медицины, она должна быть только экстренной, медицина должна быть терапевтической”.

Читайте также:  Отец Александр: «Там, у Бога, мы все будем с неограниченными возможностями…» Часть I

Александр: Как человеку найти «своего» врача и подходящую методику лечения, если в своём состоянии он не слишком ориентируется?

Сергей Львович: Либо по «сарафанному радио», либо путём проб и ошибок. «Свой» врач – это не только знания и опыт, но и способность быть с конкретным пациентом «на одной волне». А это во многом зависит и от самого пациента. Что же касаемо подходящей методики, критерий один: она должна помогать в решении конкретных проблем со здоровьем у конкретного человека.

Александр: Какие современные средства реабилитации наиболее действенны? Последнее, что я помню, – «костюмы космонавтов», с тех пор что-то прорывное изобрели?

Сергей Львович: Если говорить о двигательной реабилитации, то на смену космическим костюмам типа «Адель» пришли костюмы, работающие в рамках прямых и спиральных мышечных цепей, костюмы с поддувом, создающие наружный скелет-опору, наконец, роботы-ходунки. Все они работают, каждый по-своему. И нельзя сказать, что какой-то метод реабилитации лучше. Так говорят только авторы метода. Всегда необходим комплексный подход и к лечению, и к реабилитации.

Александр: В чём отличие китайской медицины, почему для них нет неизлечимых болезней?

Сергей Львович: А кто сказал, что для них нет неизлечимых болезней? Китайская медицина – медицина энергетическая. Путём определённых воздействий на энергетические точки и каналы, путём регуляции питания, путём приёма растительных, животных и минеральных препаратов китайский врач регулирует сбои энергии иньских и янских органов, запуская механизмы самовыздоровления и саморегуляции. И в этом близость философии китайской традиционной медицины и остеопатии. Как, впрочем, и гомеопатии.

Александр: Что сейчас происходит в сфере обезболивания? Люди, которые страдают от спастических или неврологических болей, могут рассчитывать только на ибупрофен?

Сергей Львович: Боль – сигнал неблагополучия. Не всегда причина боли там, где болит. Надо устранять причину боли. Английские остеопаты говорят: «Если кошке наступить на хвост, кричит она с другой стороны». При спастических явлениях надо бороться со спастикой и с её причинами. Тоже касается и невралгий.

Александр: Почему, на ваш взгляд, в реабилитационных центрах качество услуг никакое? От многих слышал, и сам сталкивался, что, к примеру, массаж – это два раза по спине вдоль погладили и два — поперёк.

Сергей Львович: В разных реабилитационных центрах — по-разному. Не хотел бы делать подобных обобщений.

Александр: Сейчас стала популярной идея о некоем «принятии» своей болезни. Я же всегда считал, что недуг – это враг, с которым нужно сражаться. Как вы думаете, какая позиция более верна и плодотворна с точки зрения медицины и реабилитации?

Сергей Львович: Есть болезни-враги, и с ними надо сражаться. И быть по натуре воином. А есть болезни, в первую очередь наследственные, с которыми надо уметь жить, и быть переговорщиком. Я также встречался с точкой зрения некоторых православных людей, утверждающих, что недуги наши даны нам или в назидание как урок или в наказание за наши грехи. Мнения, как видите, разные.

Александр: Многие родители воспитывают детей, ограждая от достаточно суровой реальности, создают у них идеалистическую картину мира – правильно ли это? Ведь рано или поздно человек всё равно столкнётся с суровой реальностью и будет к ней не готов.

Сергей Львович: Идеализация – всегда плохо. Я говорю пациентам: «То, что не вбито в сознание ребёнка в семье (это не про телесные наказания), жизнь будет вбивать гораздо больнее».

Александр: Как «заставить» или «приучить» ребёнка к гимнастике, которая зачастую ему неприятна?

Сергей Львович: Через игру и совместные занятия. Это должна быть радость, а не обуза.

Александр: Как родителям относиться к травмам в процессе реабилитации? Как правильное отношение привить детям?

Сергей Львович: Как и в спорте, мотивировать, поддерживать, разговаривать, радоваться успехам, не концентрировать внимания на мешающих факторах.

Александр: Как вы относитесь к книге Дойджа Нормана «Пластичность мозга»? Ведь если мозг и правда способен формировать новые нейронные связи, то это открывает безграничные возможности для реабилитации. А используется ли эта пластичность?

Сергей Львович: Используется. И в йоге, и в Цигуне, и в ЛФК, и в работе в реабилитационных костюмах, и в массаже, и в остеопатии.

Александр: Так ли эффективна в наше время ортопедия, или есть нечто более современное и действенное, чем «испанские сапоги» с Бестужевской?

Сергей Львович: Ортопедия эффективна в тех рамках, в которых она существует как медицинская хирургическая специальность. И «испанскими сапогами» с Бестужевской эти эффекты не ограничиваются.

Александр: Спасибо за информативную и полезную беседу! Уверен, многим она поможет. Что бы вы как врач (или просто от себя) хотели сказать нашим читателям?

Сергей Львович: Будьте здоровы! И помните, что развитие медицины обеспечивает только 10% нашего здоровья. 70% здоровья – это то , как мы живём и думаем о себе и мире.

Александр Меркушев
специально для Агентства Особых Новостей (on24.media).

 
Похожие записи
Latest Posts from Агентство особых новостей

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *