Несмотря на ограниченную мобильность, мы тоже любим путешествовать, у нас даже есть отдельная рубрика «Туризм». А иногда отправляться в путь просто необходимо – например, на операцию в другой город или даже за границу.
А что такое дорога для поэта? Теперь есть сборник, исчерпывающе отвечающий на этот вопрос.

Дорогу воспеванию дорог!

В предисловии Сергей Адамский, составитель сборника «Дорога. Движение. Путь.» рассказывает о непростом пути, пройденном книгой от возникновения идеи до выхода в свет. Пандемия COVID-19 воспрепятствовала не только путешествиям — она также затруднила работу над сборником путевой поэзии.
В итоге прошло около полутора лет от зарождения замысла до приглашения авторов.
Да, места на страницах книги не покупались, не продавались и не раздавались всем желающим. Сергей Адамский сам собирал сильных и ярких авторов, благодаря чему мы теперь можем читать по-настоящему качественную книгу, заслуживающую всяческого внимания и освещения.
48 авторов из 11 городов, из различных творческих проектов и объединений приглашают нас в увлекательный путь по страницам книги. Прекрасная обложка уже пообещала нам новые повороты, предисловие предельно прояснило концепцию. Что ж, вперёд!

В тамбуре не курят

Но в первую очередь хотелось бы обратиться ко всем, кто читает эту статью, с вопросом: если бы вы прямо сейчас писали стихотворение о дороге, движении, пути – о чём конкретно это было бы?
Мы с вами на этот раз сделаем некоторое количество остановок. Останавливаться на каждой из 120 страниц не позволяет формат статьи.
Итак, для многих поэтов дорога, движение, путь – это поезда и самолёты.
«Поезд» Екатерины Годвер – Сапсан. А раньше плацкарты были! Казалось бы, прогресс – но всё не так, как надо бы. Проводник сравнивается с Сусаниным, в клозете пахнет Сартром. В тамбуре не курят – а автору хочется. В общем, всё настолько плохо, что возникает смелый порыв «задиссить бога».

Легендарный чемодан

Лирический герой Бориса Чечельницкого – чемодан. Чемодан – путешественник и географ, объездивший за долгие годы много-много интересных мест. Он «собирает слова в подкорке» и «страшно красиво врёт».

Эшелон моих мыслей шальных

Сергей Смольянинов сравнивает написание стихов с разгрузкой вагонов. Автор обращает внимание на эшелон мыслей, прибывающий к месту назначения в полночь. Шумовое сопровождение – лязг и грохот. Результат – вагон и маленькая тележка стихов.

То ли парю, то ли падаю

Вся жизнь – одна большая дорога. Вот и у Лилы Южановой – невидимая электричка и «билетик, выданный по рождению». За окном земная красота превращается в месиво, в кажущуюся монотонной быструю линию. Лирическая героиня то ли парит, то ли падает.

По делам

Ольга Козловская пишет о пассажире «по жизни», покорно спешащем по делам. Среди элементов пейзажа – трамвай и троллейбус.

Трамвайный звон

У Ольги Василевской трамвай – в центре композиции. Трамвайный звон щекочет переулок, трамвай виляет хвостом и кому-то подмигивает – это уже полноценный одушевлённый персонаж.

Одиночество хриплое и несносное

«Поезда» Ольги Князевой – символ расставания, прощания, отчаяния. Путь лирической героини – возвращение в «одиночество хриплое и несносное».

Машина должна поехать

Для Джамиля Нилова жизнь – машина с заведённым мотором. Он написал мотивирующее стихотворение, в котором призывает живущего путника не бояться, забыть тормоза и давить на газ. Потому что времени мало. И нашим читателям можно посоветовать то же самое. Машина должна поехать.

Нынче каждый – космополит

Мария Бишокова рассуждает о современном ритме жизни. Люди путешествуют, люди хотят путешествовать. Много транспорта, много гостиниц – и только дома, родного дома нет. Жизнь становится виражом, скоростным болидом. Слово «космополит» выделяется автором курсивом, чтобы подчеркнуть основные черты нашего времени.

Читайте также:  Выставочный проект «Утопия Спасённая» в ЦВЗ «Манеж»

Путь одиночества

Алёна Ценина в своём стихотворении летает вольной птицей. Для неё только дорога всегда честна, а путь одиночества – это путь сильных.

Человек из дорог

Саша Нефертити рассказывает о человеке из дорог. Человек из дорог расплачивается банковской картой, питается фастфудом. Он выбирает себе, берёт с собой ненужных, потому что нужные в кладь не помещаются. Автор задаётся вопросом: а что, если дороги размотать? И констатирует, что тогда человека уже не остаётся.

Долгий путь домой

Тему возвращения, дороги домой затрагивает Ананастя Ананасова. Лирического героя никто обратно не ждёт, он(а) «несёт в подоле метафизическую Сибирь», а видя надпись на стене: «Россия для грустных», – в наглую приписывает мелом слово «не».

От остановки к остановке

Героиня грустного стихотворения Майка Зиновкина – кондуктор троллейбуса, жизнь которой катится от остановки к остановке.

Мальчишка за сорок

Интересен романтический персонаж стихотворения Дмитрия Лаабе – мальчишка, которому уже больше сорока лет, продолжающий бороздить волны в поисках сокровищ.

Посейдону бы посейдоново

Древнегреческую героику берёт на вооружение Елизавета Долкова, в стихах которой – Одиссеи и Пенелопы, Телемахи и люди с мачтами.

Выйду-ка я…

Влад Леонтьев выходит на прогулку мимо своих стихов, а поскольку «людям не нужен разум» – выходит и с ума.

Ко-неч-ность

Так растягивает слово для названия стихотворения Мария Леонтьева. Любой путь конечен, улица конечна, конечны автор и читатель. Конечны также «причины оставаться тут». Что, наверное, и является причиной любого пути. Но всё ли конечно? Автор утверждает, что нет, небо не закончится никогда. Но только небо.

Берег берегу – волк

У Сергея Адамского на прогулку выходит петербуржец. Стремление к Неве – «древний инстинкт, заключённый в культурные коды». Берег берегу – как человек человеку. А сам человек, петербуржец, уходя, становится каплей Невы.

С утра на Обводный

Городская лирика представлена и Евгением Дьяконовым. Его герой прогуливается по Петербургу в рубашке и в старомодном пиджаке, со спортивным рюкзаком за плечами и с бейсболкой на голове. Вода, как вдова, безысходна, а грех героя печален и скромен. Куда путь держим? К Лавре.

Во Флоренции

На страницах книги можно отправиться во Флоренцию вместе с Катериной Невское-Облако. Не хотите потрогать мраморную колокольню или схватиться руками за ограду статуи? Катерина считает, что «смысл не в том, откуда летишь, а куда». А вы?

Зимой сложней

Однако вернёмся из южной Флоренции в наши северные земли. А если ещё и зима? Мария Тухватулина знает: всё замело, и некому расчистить. Куда глаза глядят – разве что пути не разбирая. Хочется накось – а надо по прямой. И даже земная ось тормозит. Сплошное преодоление! И знаете, о чём я подумал? Жизнь с инвалидностью – это, образно выражаясь, и есть та самая зимняя дорога.

P.S.

Лучше всего за авторов говорят стихи – но в конце сборника есть и небольшие справки о поэтах и их достижениях.
И наверняка любой внимательный читатель в каких-то стихах узнает себя. Вы можете быть колесящими по миру космополитами, шагать в старомодных пиджаках по Петербургу или еженощно разгружать вагоны с собственной поэзией. Главное – двигаться вперёд. Потому что движение – это жизнь.

Святослав Белковский
специально для Агентства Особых Новостей (on24.media).

 
Похожие записи
Latest Posts from Агентство особых новостей

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *