На следующие мысли навела меня запись в паблике Агентства Особых Новостей.
Там рассказывалась история о том, как в декабре 2016 г. девушке сделали предложение (и она согласилась), а потом она узнала, что у неё рак молочной железы. В этом же месяце успели сыграть свадьбу, после чего счастливая жена сразу же умерла.

Кукушка-кукушка

История красивая – но я вот о чём подумал: много ли она имеет отношения к тематике инвалидности? Что это вообще такое – быть инвалидом, ощущать себя инвалидом?
Девушка, насколько я понимаю, жила как ни в чём не бывало и только в том самом декабре 16-го побывала в нашей шкуре. Сгорела быстро. Можно сказать, моментально. Действительно столкнулась с ограничениями – и функциональными («затем она триумфально подняла руки, взяла сливки со свадебного торта и забавно дотронулась до носа теперь уже своего мужа Дэвида»), и временными.

Инвалид – это человек, который отчаянно вопрошает: «Кукушка-кукушка, сколько мне жить осталось?»
Потому что осталось очень мало. Необязательно в плане времени – в плане возможностей.
Некоторые заигрывают с инвалидами: «Это неправда, что у вас ограниченные возможности, – у вас неограниченные возможности». Я бы за такое горе-оратора побил бы. Жаль, дёрганый весь – промахнусь. На деле же возможности ограничены у каждого человека – ничего страшного в этом нет. Но у инвалида, чего уж там, возможности (физические, во всяком случае) особенно ограничены. Предлагаю смотреть правде в глаза.

Ласковый уродец

Жизнь получается во многом какая-то половинчатая. Обрубленная, как культя.
Минимальный список возможных сфер деятельности, например.
Проблемы с мобильностью, работоспособностью и т.д.
Трудности с приобретением важнейших коммуникативных навыков.
При детальном изучении история умирающей невесты удивления не вызывает. Девушка была (по крайней мере, считалась) здоровой, когда знакомилась со своим парнем и когда было принято решение о бракосочетании. Да и, кстати, потом ничего особенного от парня не требовалось. Не стал огорчать возлюбленную напоследок – а потом всё равно свободен. Прошу прощения за цинизм.
А девушке мучиться не пришлось. Жизнь прошла быстро, но ведь довольно неплохо, не так ли?

А что делать тем, кому со своими болячками и всем прилагающимся жить да жить?
Можно, конечно, попытаться достичь нирваны и этим довольствоваться. Но получается так мало у кого.
А обычно хочется всего-всего. Богатства. Славы. Отношений опять же. Любви. Секса. Чтоб всё как у людей, в общем.
А трудно. Потому что ни силы, ни красоты.
Нет, можно и из болезни какие-то дивиденды извлечь. Аномалии помогают привлечь внимание иногда: «Ого, он ещё чего-то пытается! Надо же! Поаплодируем парню! Вот это преодоление!»
Но это всё, так сказать, на короткой дистанции. Как у той девушки, которая жила быстро и умерла молодой.
А если дистанция уже не очень короткая – ты в лучшем случае ласковый уродец. Как в песне «Шмелей»:
Ласковый, нежный уродец небрежный
Былое не любит вспоминать.
Скромно лелея глухую надежду,
Тихо в окошко будет наблюдать опять.

Скромно лелея глухую надежду…

В этом-то и вся проблема: можешь мало – а хочешь всё равно много.
Вот и остаётся скромно лелеять глухую надежду. И что-то там пытаться. Постепенно, пошагово, поэтапно. Per aspera ad astra.
В сущности, поэтапность необходима всем, просто не всем приходится начинать с состояния развалюхи. И куда можно добраться из такого пункта A?
А на пути ещё периодически миражи возникают. Кажется, например, что твои физические немощь и уродство компенсируются недюжинным талантом. Расхожий миф. Вот, например, поэт Гандлевский вспоминает о поэте Цветкове: «Инвалид в жизни, он был атлетом искусства». Поэты! Умеют сказать красиво, присочинить. А ты вот вспомни: Пушкин был инвалидом? а Маяковский? И это ещё поэзия – не спорт, где твой проигрыш очевиден априори.
Есть такие сферы деятельности, где очень надо активно шевелить конечностями.
Тот же спорт, например. Хотя придумали же паралимпийский спорт – но скажи честно, многим ли он интересен? Ну, так а с чего бы?
Сюда же и секс, о котором так часто говорят и пишут. Да уж, хочешь – умей вертеться. А ты не умеешь!

Будем честны: хорошего секса с «тяжёлыми» инвалидами не бывает. Физиологическая закономерность.
Против парней с инвалидностью играют ещё и гендерные стереотипы: мужчина, мол, должен доминировать: «Ага, щас. Трясёшься весь, попасть никуда не можешь или вообще не двигаешься – вот и лежи. Снизу, да».
Если сильно интересно попробовать – выход-то есть всегда.
Можно заплатить за услуги. Сложно, но можно.
Можно найти себе какую-нибудь невзрачную или страшненькую (и для верности – тоже больную): «У обоих трудности, вот и поможете друг другу».
Но можно и приползти к мечте. Допустим, лет в сорок теряешь девственность с такой красавицей и приятной личностью, что дух захватывает! Вот и думай потом: ты-то лежал бревном – и что она в тебе нашла? Может, это в порядке благотворительности было?

Если ты поэт или писатель – напишешь потом ещё одну очень красивую историю.
Хотя нет, лучше не думай. Целее будешь.
Но если влюблён – будешь думать. И кто ты такой, и за что вдруг тебе такая награда, и не было ли ей противно или даже больно… Любовь очень плохо влияет на самооценку вообще, потому что любимый человек становится всем – а ты никем или даже ничем.
С другой стороны, снижение самооценки бывает полезно. А то вдруг возомнил себя на пустом месте атлетом искусства или ещё кем-нибудь? А вот. Сравни и не выпендривайся.
Не призываю ни от чего отказываться. Если можешь и хочешь – пробуй. Просто рассчитывай силы и не будь закомплексованным букой. В конце концов, все мы люди. Чувство юмора тебе в помощь, если оно есть.

фото: фишки.нет

Роберт Самойлов
специально для Агентства Особых Новостей (on24.media)

 
Похожие записи
Latest Posts from Агентство особых новостей

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.