В детстве передо мной был образ дедушки — мастера на все руки, который и полочку повесит, и машину переберет, и вообще, что хочешь, сделает. Мама рассказывала, что незадолго до моего рождения он сделал маленькую стремянку, чтоб вместе с внуком в гараже возиться, но у внука случилась родовая травма и, как следствие, ДЦП.
Я никогда не представлял себе мужчину, который не способен закрутить винт или вбить гвоздь, а любимыми детскими игрушками были дедушкины инструменты, особенно молоток, зубило и ножовка. Однажды я очень обрадовал деда, когда зажал молоток в тиски и… отпилил рукоятку, ну а, правда, зачем она? Пару раз приводил семейство в дружный шок, когда попадал нагретым паяльником в руку. Кстати, интересно, что никогда не скулил от боли, только расстраивался от того, что не получилось.

Дедушки не стало, когда мне было 9, отец к тому времени тоже ушёл, освободив семью от пьяных дебошей, и я оказался единственным мужчиной в доме. Первым делом меня потянуло в электрику: зачистить провода, собрать удлинитель… изобрести вечный источник тока… удивлены? Нет, юный Кулибин не изобрел аккумулятор, работающий на энергии улыбок, я просто сурово зачистил два провода от одной вилки, воткнул вилку в розетку и приложил один конец к другому… ворох искр в лицо доходчиво объяснил, что электрика так не работает, а вопль с кухни: «Саша, блин! Ты что опять сделал???» — намекнул, что мы сидим без света… снова.
Позже в школе мне отказали в посещении резьбы по дереву, унизительно отправив на макраме с девочками. До сих простить не могу – надо мной ржали все мужики, намекая на смену ориентации. Ну, какой мужчина будет возиться с нитками? В итоге я достал набор резцов и занимался дома. Резался, но делал. Из серьёзных травм – пару раз рвал вену, но кровью истечь не вышло. Тогда я и выработал свою механику освоения ручного дела. Отвёртки и резцы очень не хотели мне даваться, тогда я пораскинул мозгами (всё нормально, стены от мозгов отмывать не пришлось) и понял, что если лечь на живот, уперев локоть в пол или диван, а свободной рукой обхватить запястье рабочей, то вполне себе можно закрутить винт или выполнить подобную мелкую работу. Позже я перестал фиксировать кисть другой рукой, а потом смог выполнять такую работу сидя. Ещё было важно подловить момент и наловчиться использовать спастику себе на благо: в какой-то момент кисть сжималась так, что уже не разжать, и отвертка становится продолжением руки. В такие моменты очень удобно работать. А вот с попаданием молотком по гвоздю дело обстояло хуже: причина не только в многочисленных ушибах пальцев другой руки, а в том, что не попадая четко в одно и то же место, я заставлял гвоздь выпрыгивать из деревяшки. Решение оказалось довольно банальным: гвоздь зажимается плоскогубцами, что и пальцы бережёт и предотвращает отскок.

Конечно, полноценным мужчиной я так и не стал: я всё ещё не могу выполнять эти действия стоя, полку я вряд ли повешу, да и перфоратор меня несколько перевешивает. Но сама механика работала во многом – также я освоил вилку: лёжа, придерживая кисть, потом не придерживая, затем сидя. Так же приноровился к паяльнику, правда, только в отношении крупных проводов.
Надеюсь, эта статья кому-то поможет, лично для меня механика работает в очень многих направлениях.

фото взято из открытых источников

Александр Меркушев
специально для Агентства Особых Новостей (on24.media)

 
Похожие записи
Latest Posts from Агентство особых новостей

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.