К сожалению, далеко не все матери и отцы подходят к своим обязанностям ответственно – некоторые уходят в алкоголизм. Но эта статья не про зверей-родителей и не про невинных жертв в лице детей. Да и оправдывать алкоголизм здесь тоже никто не будет. Таких материалов – и с осуждением, и с оправданием – в интернете более чем достаточно. Конечно, алкоголь – это всё ещё плохо, это ужасно, но я не думаю, что вам нужна ещё одна жалостливая статья. Давайте лучше посмотрим, как это бывает в реальности.

Автор просто расскажет об одной конкретной семье, где пили оба родителя. Разумеется, не о своей.

Конечно, не у всех так, и все семьи разные. Но мне кажется, без конкретных примеров здесь не обойтись.

Деревенские реалии

Человек, о котором идёт речь, родился в глухой деревне Архангельской области. И всегда, сколько он себя помнил, его отец пил и избивал мать, а потом умер. Но, конечно, у него были и другие занятия – например, вождение трактора. Сын даже запомнил, как трактор назывался, но сейчас, наверное, важно не это. Важно, что отец сделал игрушечную лошадку из дерева – но главный герой нашей истории почти его не помнит и не слишком любит.

Фото из открытых источников

Мама этого человека тоже пила. Иногда запои продолжались неделями, но, рассказывая о ней, обычно он говорит совсем другое. О её шутках, о том, как вкусно она готовила, о том, как весело было смотреть с ней фильмы, о том, какая она была заботливая.
Была – потому что его мать тоже, к сожалению, умерла. От алкоголя, или нет – автору неизвестно.

Но между этими рассказами, полными немного печального веселья, иногда мелькает сожаление. О тех самых недельных запоях, когда просто нечего было пить и есть, а потому приходилось пить спирт, чтобы утолить голод, и есть кошачий корм. Это тоже было частью реальности – совершенно естественной, другой просто не было, а потому приходилось мириться с тем, что выпивая, мама менялась. Начинались рассказы про урода-отца и пьяная ругань.

Но сейчас, когда она умерла, эти эпизоды мелькают в словах нашего героя не слишком часто, хотя, возможно, они случались более регулярно – этого никто не знает и не расскажет, особенно сейчас.

Мать была единственным близким человеком нашего героя. А потому, когда она умерла, изменилось всё.

Сломалось всё.

Фото из открытых источников

И, восстанавливая прошлое по кусочкам, он говорил о таких сущих мелочах – о том, как она готовила, каким голосом говорила, какие шутки шутила, о ее фирменных выражениях.

Я почему-то раньше думала, что дети алкоголиков ненавидят своих родителей. Но, рассказывая о них, он даже отца особо не осуждал. А мать – тем более. Он говорил о её пьянстве, как о свершившемся факте, как о неизменной части жизни, без каких-либо оценок. И это было очень странно – когда человек говорил о запое своей матери с позиции «это просто было». И о драках – с такой же позиции. Для него – это было, но это прошло.

Я у него как-то спросила: «Если бы она осталась жива, ты бы уехал в Москву?»

Он сказал: «Нет. Я бы остался».

И это было ещё страннее. От жизни с алкоголиками у него, казалось, остался только один след – ненависть к выпивающим людям. Даже на застольях, даже по случаю праздника. В его мире пить нельзя даже на Новый год.

Фото из открытых источников

И, конечно, это было хорошим таким разрывом шаблонов – когда встречаешь ребёнка родителей-алкоголиков, который не питает к ним ненависти и который не называет себя жертвой, считая такую позицию оправданной, – но не для себя.

Я слышала так много историй детей, выросших в семьях алкоголиков, которые годы спустя рассказывали об этом как о трагичном, тяжёлом и очень болезненном опыте. Я читала бессчетное количество статей и книг на эту тему, смотрела множество фильмов.
Но я никогда не общалась напрямую с человеком, который через это прошёл. И я не знаю, откуда такая разница в восприятии – то ли дело в том, что все эти люди родились и выросли в городе, в окружении друзей, а он до 20 лет жил в деревне, то ли ещё в чём-то.

Статья посвящена жизни детей-алкоголиков. И я сейчас понимаю, что это для нас всё то страшное, что мы привыкли ненавидеть – нечто из ряда вон выходящее. А для них – часть жизни. И, получив такой опыт, ты обязательно изменишься. Ты не останешься прежним – и тебе придётся искать свой личный способ справиться с тем, что ты пережил. У всех такой способ разный. Кому-то помогает психолог, кому-то – публичный рассказ о том, как всё было, кто-то предпочитает об этом не думать, кто-то сам уходит в алкоголизм. А у кого-то этот опыт – просто ещё одна монета в копилку других, не менее страшных испытаний. Таких как пешее путешествие по трассе или рабство у цыган. Или попытка суицида в Бронницком общежитии.

И ни один из этих способов нельзя назвать каким-то правильным или неправильным. Таких людей стоит просто понять и помочь им по возможности, потому что, к сожалению, больше мы ничего не можем сделать.

Тая Романова
специально для Агентства Особых Новостей

 

 
Похожие записи
Latest Posts from Агентство особых новостей

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.