Конец года – время подводить итоги, перезаключать соглашения и т.д. Договор по квотированию рабочих мест для инвалидов также заключается в конце года.
На данный момент МОПОИ «На коляске без барьеров» отказано во внесении в Реестр работодателей, готовых заключить соглашения об организации рабочих мест для приема инвалидов раздела «О квотировании рабочих мест для инвалидов».
Почему?

В чём дело?

Комитет по труду обосновал свой отказ так: проекты МОПОИ «На коляске без барьеров» в 2020 году оказались нерентабельными, убыточными.
Да. Нерентабельными. Убыточными. В 2020 году. В том самом ковидном и насквозь карантинном 2020-м, когда другие организации массово закрывались, не выплачивали работникам зарплаты и т.д.
Да. Нерентабельными. Убыточными. Но обратного никто и не обещал, обратного вообще было странно ожидать. У МОПОИ «На коляске без барьеров» другие основные функции/. Это социально значимая некоммерческая организация. Реализуемые проекты направлены на решение задач повышения качества жизни людей с инвалидностью: инклюзии, просветительской деятельности и т.д. Получение прибыли в число задач не входит вообще. А все обязательства были выполнены. Никого не уволили по причинам, связанным с карантином. Никого не оставили без зарплаты.

Что дальше?

Отказ во внесении в реестр – не приговор. Всё ещё может измениться. Но это как минимум создание напряжённой ситуации. Эффект пороховой бочки, когда невозможно отвлечься от мысли, что в любой момент может рвануть.
Вместо спокойной конструктивной работы – сидение на экзистенциальных чемоданах с периодически мельтешащей предательской мыслью: какой смысл что-то улучшать, если завтра всё равно помирать?
Вместо поддержки в развитии – пресловутые палки в колёса.

МОПОИ «На коляске без барьеров» существует отнюдь не за государственный счёт, субсидию получала только единожды – на модернизацию рабочего места. Одного рабочего места. При том, что квотированных рабочих мест 25. И это за два года! Негусто.
Проекты не нацелены на получение прибыли, они социально значимы, решают задачи, поставленные государством и обществом. Всё держится на энтузиазме.
А надо развиваться, для модернизации рабочих мест нужно новое оборудование, требуются финансовые вливания. Откуда бы?
Так и живём. Пока живём.

Огласите весь список, пожалуйста

Если верить глазам своим, в Реестре работодателей, готовых заключить соглашения об организации рабочих мест для приема инвалидов раздела «О квотировании рабочих мест для инвалидов», пока только одна организация: ООО «Ритм Северо-Запад». Поисковик выдаёт следующее: «Деятельность вспомогательная прочая, связанная с перевозками». Наверное, именно такая деятельность – оптимальная и даже единственная возможная для всех людей с инвалидностью. Ха-ха.
Я, конечно, не имею в виду, что это якобы плохая деятельность или плохая организация. Напротив, очень хорошо, что это всё есть. Уверен, что так приносится много пользы. Но люди бывают разные, поэтому хотелось бы, чтобы было доступно больше видов деятельности и организаций.

Благими намерениями

Я вовсе не собираюсь разглагольствовать о высоких материях или изучать мотивацию чиновников и комитетов. Нам результат важен.
А результат пока такой: система трудоустройства (да и вообще жизнеобеспечения) инвалидов у нас работает плохо. При этом декларируется-то обратное: мы встали с колен, у нас всё хорошо, особый путь рулит.
Хорошо работает МОПОИ «На коляске без барьеров» – но это скорее не благодаря, а вопреки всей системе. И боюсь, что, мягко говоря, так не будет вечно.
Опять же наверняка есть и другие хорошие организации со своими особенностями, вакансиями и т.д. Чем больше организаций, тем больше возможностей. Включая возможность приобретать в процессе трудовой деятельности новые для себя навыки, возможность социализироваться, найти «свой» трудовой коллектив, в котором будет комфортно, и т.д.
И хотелось бы, чтобы работала вся система, что значительно облегчило бы наше с вами всеобщее существование, позволив каждому эффективно заниматься своим делом. Не надо забывать, что трудоустройство людей с инвалидностью и их интеграция в социум – задача повышенной сложности и вместе с тем повышенной значимости. Это одна из задач прогресса и мира для всех. Давайте попробуем решить её вместе, здесь необходимо поддерживать друг друга.

О квотировании

«Я узнал, что у меня есть огромная семья». И в этой семье («родине моей») все меня, инвалида, норовят квотировать!
Итак, что такое «квотирование рабочих мест для инвалидов»?
Это когда компетентных здоровых людей не возьмут на работу, потому что мест не хватит. И далее будет остановлено развитие, ибо некому развивать мир, в т.ч. для удобства тех же инвалидов. Кроме того, социальная напряжённость может вырасти: инвалиды, невольно «крадущие рабочие места», становятся персонами нон грата, маргиналами.
Далее. Это когда инвалида потащат на ту работу, которую он не сможет нормально выполнять. Потому что важно не разобраться, кто на что реально способен, а отчитаться, что 100500 специально выделенных рабочих мест теперь, как и положено, заняты инвалидами.
Изумительной иллюстрацией подобного подхода являются ярмарки вакансий. Несколько лет назад посетил-таки одну: всё, что я там имел возможность лицезреть, – унылого вида (воистину «Россия для грустных») мужички, постукивающие какими-то молоточками. Кажется, все вакансии были связаны с ручным трудом. Хорошо, что успел быстро ретироваться, а то и меня с моими больными руками куда-нибудь потащили бы. Случайно молоточком попал бы не туда, сидел бы теперь за непредумышленное убийство.
В общем, всё, что нужно знать о квотировании, реестрах и ярмарках вакансий: идеальная работа для инвалидов – ручной труд и перевозки!

Вспоминается «Догвилль» Ларса фон Триера и такой персонаж фильма, как Бен – крайне болезненный изгой (по общественному статусу – как раз не сумевший адаптироваться в обществе инвалид) с запоминающейся цитатой: «В индустрии грузоперевозок главное – сохранять беспристрастность».
Хотелось бы выступить против любых искусственных ограничений, будь то квотирование рабочих мест для инвалидов, лимит на легионеров в российской футбольной премьер-лиге или ещё что-то.
Лимит на легионеров в РФПЛ – наглядная демонстрация результата действия любых искусственных ограничений. Якобы защищают российских футболистов, чтобы они могли играть. На деле – отбирают у них конкурентную среду, лишают их мотивации развиваться и расти в профессиональном плане. Российский футболист получает огромную зарплату только за паспорт, место в стартовом составе только за паспорт, не испытывает потребности хорошо играть, не мечтает перебраться в клуб из числа грандов европейского футбола. Чемпионат России деградировал: меньше качественных легионеров, хуже играют свои. В сборной играть формально есть кому, но как играть? На уровне футбольного клуба «Химки»?

Похоже, по такому же принципу происходит и квотирование рабочих мест для инвалидов. Якобы защищают инвалидов, освобождая рабочие места. На деле – отсутствие учёта индивидуальных особенностей, снижение конкуренции и общий бардак.
Думаете, ругаю свою страну? Нет. Общемировые социалистические тенденции. На Западе стало нормой высчитывание, сколько в процентном соотношении где-либо должно быть женщин, мужчин, трансгендеров, представителей определённых наций и т.д.
Иногда вообще кажется, что развитие человечества пошло куда-то вспять.
Что ж, тем ценнее примеры сохранения разумного подхода, ориентированного на эффективную деятельность каждого человека. Одним из таких примеров является МОПОИ «На коляске без барьеров». Хочется надеяться, что организация будет жить и развиваться.

P.S. Автор статьи выражает благодарность Юлии Ильиной за помощь в сборе материала.

Святослав Белковский
специально для Агентства Особых Новостей (on24.media).

 
Похожие записи
Latest Posts from Агентство особых новостей

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.