Лид: В современном мире, особенно за границей, человек с любой формой ОВЗ считается полноценным членом общества, если у него нет умственной отсталости. В цивилизованных странах эти люди наравне с обычными людьми учатся, работают, влюбляются, дружат, создают семьи, рожают детей и занимаются сексом. В нашей стране много проблем с обучением для людей с ОВЗ, трудоустройством, семейной жизнью, рождением детей. Но более остро стоит проблема секса.

Тема отношений, создания семьи и секса –одна из самых острых проблем для людей с ОВЗ в нашей стране. В этой статье я хочу рассказать о своём видении этих проблем. Если проблему с обучением, дружбой и работой можно решить в онлайн-режиме, то создать семью онлайн невозможно. Конечно, отношения могут начаться через видеовстречи или переписку, но в итоге для общения двух людей, которые хотят создать более прочные отношения, этого становится недостаточно. И в какой-то момент людям, которые встречаются, мало простой романтики. Им хочется более тесного, физического общения. Но здесь возникает большая, острая проблема.

психология или физиология

Человек, переходящий в подростковый период, начинает познавать самого себя, в первый раз влюбляется, у него завязываются первые отношения, и зачастую именно в этот период и происходит его первый секс. Часто первый опыт — даже у обычных людей — неудачен. А у людей с ОВЗ всё намного сложнее, потому что они более чувствительны. Они боятся этого уже на уровне подсознания. А вдруг они окажутся совершенно не способными к этому, и это породит еще больше комплексов. Конечно, многое решает окружение, и особенно близкие люди, то, как они к нам относятся. Если родители стесняются говорить об этом со своим взрослым ребенком, то это может очень сильно повлиять на его психику, потому что рано или поздно он узнает обо всём сам, через книги, фильмы, от друзей и знакомых, которые будут рассказывать о своих отношениях. И в подростковый период очень важно, чтобы родные поддержали, объяснили, успокоили. Если этого нет, то человек может просто сойти с ума, потому что не будет понимать, что с ним происходит. Желание, которое просыпается в подростке, неважно – с ОВЗ или нет, обусловлено инстинктами, заложенными в генах. И эти порывы порой очень сложно обуздать. Из этого рождаются агрессия, истерики, депрессивные мысли. Ведь человек с ОВЗ, особенно с тяжёлой формой инвалидности, начинает понимать, что ему недоступно почти всё из того, что легко доступно его здоровым сверстникам. Из этого положения есть несколько выходов, которые, правда, работают не всегда. Увлечённость каким-то интересным делом, с полным погружением в него, иногда помогает. Есть другой вариант: таблетки, которые подавляют желание, но разрушают человека как личность. Это те законные способы, которые сейчас доступны в нашей стране. Есть и незаконный: воспользоваться услугами проституток — ведь проституция в стране официально запрещена. Все эти способы работают для людей с сохранным интеллектом, а, например, те, у кого есть проблемы с психикой, или интеллект сохранен не полностью, полностью зависят от родителей, точнее их решения просвещать своего ребёнка в сексуальном плане или нет. Чаще всего родители в таких случаях стараются обходить эту тему, но учитывая, что в современном мире даже такой ребёнок может найти почти всё в Интернете, сводят такие усилия родителей на нет, и доводят детей, как минимум – до нервного срыва, а то и до суицида. Особенно это касается полностью обездвиженных людей. Да – покончить с собой они не могут, но психика разрушается окончательно.

Читайте также:  Споёмте о сексе

В США и других цивилизованных странах существует практика суррогатного партнерства. Есть специально обученные люди, владеющие азами психологии, которые помогают людям с ОВЗ, в частности, полностью обездвиженным, раскрыть свою сексуальность, почувствовать себя мужчиной или женщиной, полюбить свое тело, принять себя такими, какие они есть, в сексе и убедиться, что ничего невозможного нет. Вы скажете: так это же обычная проституция, но это не так. Проституция предполагает обязательное возвращение клиента к проститутке, а подобная работа ограничена количеством сеансов секс-терапии. После окончания терапии пациент и терапевт больше не встречаются никогда, по крайней мере, в интимном плане. Хочу ли я увидеть такую практику у нас в стране? Я считаю, что такая практика нужна для тех, у кого есть психологическая проблема принятия себя в сексуальном плане, и это касается не только тех людей с ОВЗ, кто обездвижен, но и, например, тех, у кого романтические – сексуальные отношения были крайне неудачными, для преодоления комплексов.

После такой терапии людям гораздо легче найти свою половинку. Но лично для меня, психологическое доверие важнее, чем секс. Ведь если я найду мужчину, которому смогу полностью раскрыть душу, так сказать, обнажиться духовно, и он меня примет со всеми моими страхами, сомнениями, неуверенностью, то в интимном плане я не буду испытывать с ним проблем. И даже если в первый раз с этим мужчиной у нас ничего не выйдет, то не сильно расстроюсь, потому что он, в любом случае, поймет меня и будет меня любить. Ведь для меня намного сложнее открыть душу, чем обнажить тело. Если я уткнусь мужчине в плечо и разревусь из-за каких-то проблем, то это значит, что я доверяюсь ему полностью. Значит, рядом с ним я могу быть собой, принимать себя такой, какая я есть, позволить себе быть счастливой, ранимой и слабой.

Анастасия Абрамова

Специально для Агентства Особых Новостей on24.media

 
Похожие записи
Latest Posts from Агентство особых новостей

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *