Моя знакомая недавно рассказала историю о том, как сидя на вокзале, слышала объявление, в котором диктор упоминал нашу братию самыми разными склонениями: «Для лиц с различными поражениями», «…ограниченных лиц», «…людей с особенностями», «…с особым здоровьем»… перечислил вариантов 10-15, чтобы обойти слово «инвалид». Знакомая сама имеет 3-ю группу, и ей всё это слышать было крайне забавно. Вспомнила, говорит, старый анекдот, как профессор богословия, вещая атеистам, избегал слова «дьявол» и выдал: «Трансцендентное персонифицированное ноуменальное космическое зло», — тут бес из-под кафедры высовывается прибалдевший: «Как-как ты меня сейчас обозвал? А ну, повтори!».

В программировании и технической сфере «валидация» — это доказательства того, что требования к продукту или услуге удовлетворены. Пример: программный код проходит валидацию, которая показывает, правильно он написан, или нет. Значения, которые мы получим на выходе, могут быть либо valid – правильный, либо invalid – неправильный, неграмотный, неудовлетворительный. Потому, думается мне, и стали избегать этого слова. Ведь если человек не удовлетворяется требованиям, если к живому существу относиться как к продукту – где-то на фоне можно услышать музыку Шнитке и гитлеровские марши, ну, или вспомнить про прокрустово ложе.

Тенденция к изменению языка не плоха в идеи: мы ведь на самом деле видим мир языком (если в моём языке нет слова, обозначающего определённое явления – то его для меня не существует), но вот реализация… менять надо само понятие, смысл. Мы же имеем дело с обычным синонимом. Человек с ОВЗ = инвалид, так говорят, потому что так культурнее, а сам ассоциативный и понятийный ряд при этом не меняется. Одна из существенных проблем подобного определения – всё в одну кучу. Нередко говоря людям, что я инвалид, – я сразу же встречался с ассоциациями: «Абсолютно беспомощный, лежачий». Доводилось слышать и дикие вопросы в духе: «А кто за тобой судно носит?» Едко отшучивался, что никто – я – Титаник… тону…
А вот как искоренить представление об инвалиде как о совершенно беспомощном человеке – это уже большой вопрос. Мне видится лишь один путь – взаимодействие, инклюзия, чтобы люди самолично могли убедиться, что человек со многим может справиться сам, вопреки стереотипам.

Александр Меркушев
специально для Агентства Особых Новостей (on24.media).

 
Похожие записи
Latest Posts from Агентство особых новостей

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.