Вспоминаю юность и попытки мамы найти средства для улучшения моей подвижности. Статья может быть не актуальна, ее ценность в личном опыте. Хотя зная, как неспешно идут изменения в наших широтах, может и не сильно всё поменялось.

Ботинки

Бесплатно нам полагались ортопедические ботинки, которые мы и пошли получать. Мне рисовали легкость передвижения и непревзойденные удобства. На деле же, когда мне впервые одели эти произведения пыточного искусства, я взвыл, поскольку они совершенно не учитывали натоптыши. В итоге прежде чем носить новые ботинки, я хорошенько обхаживал их молотком, иначе всё кончалось мозолями до мяса. Технологию производства у испанского сапога подсмотрели?

Тутара

На ночь нам прописали сон в тутарах. Это такие пластмассовые штуки, копирующие форму ноги, на липучках. Они должны были приучать ноги быть в правильном положении за время сна, как бы вдалбливать в мозг, что вот когда стопа на себя – это правильно, когда нет – неправильно. Я по комплекции всегда был чуточку худощав, потому когда во сне повернулся свесив ногу с дивана – оказался в темноте на полу с негнущимися ногами. Хорошо хоть они на липучках, в отличие от главного пыточного средства реабилитации.

Аппараты

Вершиной, или апогеем современных инквизиторов, были ортопедические аппараты, которые представляли собой стальные линии вдоль ноги со стальной стелькой. Линии металла скрепляли кожаные основы на шнурках, которые одевались на бедра, голени и стопы. Весили они много. Сзади располагались скобки, не дававшие сгибать ногу, поскольку вдоль неё шла лента, которая при разгибании нижней конечности препятствовала большему сгибанию, стопоря конструкцию намертво. Стопора мы скручивали первым делом, а сталь со временем гнулась под силой постоянных попыток ноги вывернуться. Помню, как на улице у меня лопнула боковая стальная дуга, и маме пришлось сажать меня на землю, чтобы снять их. А домой я шёл босяком, поскольку обувь на эти приспособления приходилось брать на полтора-два размера больше.
Кроме всего прочего, они также делались без учёта особенностей физиологии и натирали до крови. Скрип – меньшее из зол, но иногда он шокировал идущих рядом людей. Единственным утешением было то, что соседская ребятня называла меня Терминатором, и я мог ассоциировать себя со стальным Арни.
Мне хочется надеяться, что за 20 лет сфера реабилитационных приспособлений стала более человечной, и ортопеды выучили сложное западное слово «клиентоориентированность».

Александр Меркушев
специально для Агентства Особых Новостей (on24.media).

 
Похожие записи
Latest Posts from Агентство особых новостей

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.