Наверно, почти у каждого человека, посещавшего выставки современной живописи, возникал вопрос – как правильно понимать современное искусство, какие идеи несет в себе современная живопись? В истории живописи менялось много направлений, менялись темы, задавалась та или иная проблематика, но одно оставалось неизменным – стремление точно передать объект. Мастерство художника оценивалось с двух позиций – с точки зрения идеи, раскрываемой в картине, и с точки зрения совершенства художественных средств, помогающих раскрыть эту идею. Искусство XX в. предложило пересмотреть привычные нам оценки, заново задаться вопросом – а что есть искусство?

Ответ на этот вопрос попыталось дать новое направление в искусстве XX в. – концептуализм. Концептуализм в живописи вынес на передний план идею, концепцию произведения. Джозеф Кошут, известный как один из родоначальников концептуального искусства, в своём эссе «Искусство после философии» писал, что «искусство – это сила идеи, а не материала». Мы привыкли в нашем понимании смешивать эстетику и искусство, забывая, что эстетика – это стремление украсить, орнаментировать предмет без какого-либо смыслового подтекста. Эстетичность как главный критерий допустима, например, в декоративно-прикладном искусстве, чьей основной задачей является наполнить повседневную жизнь человека красивыми, приятными глазу вещами. Но нельзя делать эстетичность критерием искусства вообще.  «Эстетические суждения всегда оказываются внешними по отношению к функции объекта»,- считает Дж. Кошут.

Итак, значение искусства не сводится к его эстетической стороне. В чём же оно тогда? Ещё за несколько десятилетий до оформления концептуализма, в начале XX в., благодаря французскому художнику Марселю Дюшану, в живопись вошёл приём, названный реди-мейд. Реди-мейд – это помещение в центр художественного пространства обычного предмета из повседневного быта. Именно благодаря реди-мейду в качестве  произведений искусства начали выступать самые обыденные, утилитарные объекты – достаточно вспомнить работы самого М. Дюшана «Сушилка для бутылок» и «Велосипедное колесо», в которых мы не увидим ничего, кроме совершенно повседневных вещей. Однако, эти работы сыграли ключевую роль в переориентации всего искусства. В них ярко было показано, что предметом искусства может стать практически любая вещь, если таковой ее считает художник, перенося ее в пространство картины. Таким образом, искусством может считаться всё, что несёт в себе определенный посыл, идею своего творца, вне зависимости от своей эстетической ценности. Каждый художник по-своему отвечает на вопрос: «что такое искусство», и у каждого художника будет свой ответ – и свой способ оформления ответа. Мы привыкли к языку классического искусства, старавшегося максимально приблизиться к реальному образу и точно передать его. Однако, такой способ – лишь один из возможных. Художник может вообще отказаться от эстетизации и реализма в своём произведении, создать свой, новый язык для передачи смысловой ценности картины.

Читайте также:  Фотовыставка «Первозданная Россия»

Именно смысловая ценность в концептуализме выходит на передний план.            Дж. Кошут сравниваем произведения искусства с аналитическими высказываниями. Каждое произведение искусства – это индивидуальное высказывание художника на тему того, что такое искусство. Человек, смотрящий на картину концептуалиста, прочитывает это высказывание, но прочитывает не с помощью эмоций, как то было в классическом искусстве, а с помощью интеллекта. Иногда в правильном прочитывании помогает и сам художник – в произведениях концептуалистов часто можно увидеть надписи-пояснения, также включённые в пространство картины.

Ценность любой картины, любого направления в живописи должна определяться той идеей, которую они несут – так можно сформулировать главный посыл концептуализма. Для пояснения этого тезиса Дж. Кошут приводил сравнение живописи с архитектурой. Архитектура, также выступая как вид искусства, всегда была сочетанием эстетики и функциональности. И в то же время эстетика в этой паре никогда не была ведущей: если архитектор создаст прекрасное здание, безупречное по внешнему виду, но совершенно не приспособленное для жизни человека, оно вряд ли будет называться произведением архитектуры. И представление о том, что искусство и эстетика, внешняя красота — суть одно, является ложным. Первые художники-концептуалисты ставили своей задачей обратить внимание зрителя на то, что в искусстве всегда есть некое смысловое ядро и есть внешняя оболочка. Внешняя оболочка может быть отброшена, но смысл, который хотел вложить автор в картину, от этого не изменится. Форма внешней оболочки – это всегда решение художника. Именно художник определяет, как именно он передаст свою идею, на каком языке он будет разговаривать со зрителем. Внешняя эстетика произведения, его художественность – не цель, а средство для передачи концепции произведения – концепции, которую нужно уметь оценивать вне зависимости от формы, в которую она заключена, равно как и в жизни нужно уметь видеть красоту в любой форме.

Автор Юлия Ильина

Фото pixabay

 
Похожие записи
Latest Posts from Агентство особых новостей

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *