Тема эвтаназии периодически вспыхивает в информационном поле. Чаще всего это происходит, когда какая-нибудь известная личность решит добровольно уйти из жизни. Последний всплеск обсуждений на моей памяти пришёлся на 2015-ый год, когда подобный исход рассматривал известный учёный Стивен Хоккинг.

На деле же подобная практика известна ещё с XVI века, и до II мировой войны была широко распространена в некоторых европейских странах. Однако печально известная фашистская программа Т-4 дискредитировала эту практику. Напомним, что суть её сводилась к стерилизации и последующем физическом уничтожении людей с ментальными особенностями и наследственными заболеваниями.

Одним из самых известных людей, прибегших к добровольному уходу из жизни, можно по праву считать отца психоанализа З. Фрейда, который страдал онкологией ротовой полости и перенёс 31 операцию по удалению опухолей, в то время проводившихся с помощью местной анестезии.

Морально-этическая сторона вопроса

Подобная практика до сих пор вызывает массу споров как в профессиональных кругах, так и среди простых обывателей. Признаюсь, что и сам много думал над этим вопросом из-за наличия тяжёлого болевого синдрома. Когда у тебя боли несколько суток и доступные лекарства не помогают — то начинаешь воспринимать смерть как избавление, вспоминая Бодлера:

Смерть – ты гостиница, что нам сдана заранее,
Где всех усталых ждёт и ложе, и обед!

Ш. Бодлер «Смерть бедняков»

Мне, увы, не понаслышке знакомы строки Б. Чичибабина, которые очень здорово описывают моё состояние в некоторые дни:

…На лоб и грудь дохни своим ледком,
Дай отдохнуть светло и беспробудно.
Я так устал. Мне с роду было трудно,
что всем другим привычно и легко.

Я верил в Дух, безумен и упрям
Я Бога звал и видел ад воочию.
И рвётся тело в судорогах ночью,
И кровь из носа хлещет по утрам…

Одним из ключевых аспектов морально-этической оценки эвтаназии является сам вопрос восприятия биологического существования: жизнь – это собственность человека или дар Божий? Если мы исходим из первой концепции, то, казалось бы, ничего страшного и не происходит: человек сам решил, когда ему уйти. С духовной же позиции — это самоубийство. Если человек верит в Бога и доверяет Богу, то для него очевидно, что все страдания даны зачем-то: для искупления грехов, для внутреннего роста. Не секрет ведь, что многих страдание облагораживает, и, испытав его на личном опыте, человек и к чужому становится более чувствителен, сострадателен. «Со-страдание» – то есть совместное переживание, основанное на понимании. Очень много духовных сил требуется, чтобы в такие минуты выдохнуть и сказать: «Достойное по делам моим приемлю», — как учили святые.

Читайте также:  Окончательное погружение в себя или осознанный выход в большой мир?

Не стоит забывать и о расхожем высказывании, что свобода одного заканчивается там, где начинается свобода другого. Ни пациент не имеет права делать из врача убийцу, ни врач не должен брать на себя роль Бога, решая, когда другому человеку уйти. Потому что как бы ни пыталось современное общество внедрять серую мораль, убийство всегда останется убийством, пусть оно даже творится из милосердия.

Мне кажется, что именно из-за сложности этической стороны вопроса невозможно однозначно одобрить или осудить эвтаназию: на каждый аргумент «за» найдётся аргумент «против». Возьмём даже такую ситуацию, когда человек действительно очень страдает, но вдруг уже завтра или через неделю совершится научное открытие, способное вернуть ему радость жизни?


Российские реалии

На сегодняшний день в нашей стране эвтаназия запрещена на законодательном уровне, речь идет о ФЗ №323 «Об основах охраны здоровья граждан в Российской Федерации», а Уголовный кодекс квалифицирует такие действия как убийство и вменяет тому, кто помог человеку уйти, статью 105.

С одной стороны, может показаться, что это слишком жёстко и несправедливо: всё же обстоятельства надо учитывать, желание самого человека… С другой — давайте будем честными! После смерти человека невозможно установить, о чём он думал и чего желал, был ли это его сознательный выбор или крик отчаяния? Не стоит забывать и о вполне законных «дарственных» на квартиры, которые пенсионеры подписывают как бы добровольно. Все ведь помнят о деле Фадеевой и Месхия? Когда преступный союз сиделки и психиатра оставлял пенсионеров без квартир? Да взять даже ситуации с вакцинацией, когда интернет пестрит объявлениями о медотводе за деньги. Вот в таких условиях одобрить законодательно эвтаназию означало бы убить огромное количество людей, потому что жизнь старика, решившегося на такой шаг, очень не сложно сделать невыносимой.

Также ни для кого не секрет, что далеко не все лежащие в дурдомах имеют психические отклонения: довели эмоционального человека, скорую вызвали – вот и пожалуйста, а учитывая, как у нас там с людьми обращаются, – не только отстоять свою дееспособность, просто психически здоровым остаться вряд ли удастся.

Именно с этой точки зрения я против эвтаназии в России на законных основаниях, в остальном же каждый принимает решение сам.

Александр Меркушев
специально для Агентства Особых Новостей (on24.media).

 

 
Похожие записи
Latest Posts from Агентство особых новостей

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *