В интересную эпоху живём! Пандемия коронавируса, которая закончится явно нескоро, принесла не только многочисленные смерти и неудобства. Она заставила задуматься о том, как хрупко человеческое здоровье. Часто она некоторым образом уравнивала людей в возможностях: я, маломобильный в силу ДЦП (и ковидом ещё не переболевший), в какие-то моменты казался сам себе не таким уж и маломобильным. Самые нужные мероприятия от меня никуда не девались, в то время как другие были принуждены к досадным пропускам и переносам. А ещё пережили период страха и мук. И хорошо, если не было ужасных долгосрочных последствий, которыми СМИ регулярно грозят.
В конце прошлого года вышла в свет антология коронавирусной поэзии «Возврату не подлежит». Красивая компактная книжка в оригинальном формате содержит более сотни авторских взглядов на новые реалии.

Памятник непримиримости

Составитель антологии, идеолог и духовный лидер проекта Стефания Данилова начинает с благодарностей. За благодарностями следует довольно краткое и очень ёмкое предисловие.
Стефания пишет, что у коронавируса и поэзии много общего: живут где попало, разными людьми отрицаются и т.д.

Стефания утверждает, что в одном сборнике собрались самые разные авторы и персонажи – и это правда. И это самое ценное.
Среди авторов антологии – политик Алина Витухновская, давно известный рок-музыкант Вадим Степанцов (бессменный лидер группы «Бахыт-Компот»), давшая нам замечательное интервью Ли Гевара, мэтр петербургской поэзии Михаил Вэй и многие другие знаковые люди. С разными взглядами на жизнь и эстетическими предпочтениями.
Столь же разные и персонажи. Одни смеются, другие плачут. Одни любят, другие ненавидят, третьи наблюдают. И так далее.
Благодаря этому всему, перед читателем вся жизнь в эпоху пандемии как на ладони. Во всём её разнообразии, не искажённая чьим бы то ни было этическим либо эстетическим перетягиванием одеяла на себя.
А ещё – посвящение времени, «которое мы все планировали провести по-другому».
А ещё – «памятник непримиримости поэзии с любыми ограничениями». А это всегда актуально для нас с вами. Читайте стихи и боритесь с ограничениями.

Без самолётов

Давайте читать всё по порядку. И первую серьёзную остановку я бы сделал на 24-й странице, отданной на откуп Полине Корицкой.
Ибо отныне я отказываюсь смотреть
На небо без единого летящего самолёта.
Самолёт – очень яркий символ. Авиационный кризис становится трагедией не только для пилотов и туристов, но и для поэта-романтика, чьё небо лишилось красоты и смысла.

Не будет близости

А сразу же далее – такой контраст! Предельно лаконичный и ироничный Михаил Шахназаров (Ыыху Ибенпалу) эксплуатирует проверенную тему секса.
Девушка красивая, юная на вид,
Но не будет близости – у неё ковид.
Великий и ужасный коронавирус успел даже свергнуть с престола венерические заболевания. Был бы жив лидер группы «Сектор Газа» Юра «Хой» Клинских – возможно, 30 лет спустя написал бы в довесок к классическим «Сифону» и «Трипаку» песню «Ковид».

Мы всё равно сильней

Раз уж есть грязный или грязноватый секс – должна быть и классическая любовь, верно? И за классическую любовь отвечает хозяйка сайта ryfma.com Полина Pola Шибеева.
Любовь в эпоху ковида – такая же, какая и всегда. Вот и лирическая героиня уверяет адресата:
Пусть весь мир переменится,
Мы всё равно сильней.

Солдат Наполеона

Параллель между войной и пандемией проводит Алина Витухновская.
За тобой встаёт коронавирус,
Как солдат Наполеона за Москвой!

#лучшедома

Альвдис Н. Рутиэн ставит популярный хештег и сажает под домашний арест персонажей «Бармаглота» Льюиса Кэрролла.
Бокрёнок спрятался под кресло,
Сепульку бокр принёс с собой.
В такой компании чудесной
Не страшен карантин любой.

Несколько видов масок

В сборнике можно найти не только просто стихи, но и тексты песен. Например, «Чумаума» Павла Фахртдинова.
Автор классифицирует маски.
Есть несколько видов масок, глядя трезвым взглядом,
защитные, ментовские, людские… Судить не берусь,
но защитные носить надо, ментовские – не надо
(поскольку они сами вызывают коронави-Русь).

Носилки

Татьяна Стоянова поднимается на вершины эмпатии. Она настолько проникается чужим горем, что хотела бы принять его на себя.
Я не знаю, зачем так случилось, но лучше б тогда
Санитары не с ней увозили носилки – со мной.
Почти как Семён Семёнович Горбунков в известном кино: «Бедняга! На его месте должен был быть я». Только без комического эффекта.

Читайте также:  Музей стрит-арта

Не выходи из комнаты

Основатель чемпионата поэзии им. Маяковского Джамиль Нилов на этот раз берёт за основу известнейшего пропагандиста домоседства Иосифа Бродского.
Всеволод Чаплин вышел, а ты забаррикадируйся
от Роскомнадзора и, конечно, коронавируса.

Дни самоизоляции

Главный #тожепоэт Сергей Адамский считает дни самоизоляции – от 12-го до 221-го. Завершается его эпопея следующим образом:
Я пишу (блуждая в опечатках
И пытаясь пошутить в конце)
Первый текст, написанный в перчатках
И в защитной маске на лице.

Новости и facepalm

Теперь нас ежедневно предупреждают: не надо трогать лицо руками! И это огромная проблема для Екатерины Кайтаны Михайловой, которая под впечатлением от новостей не может удержаться от знаменитого и в нынешних условиях опасного жеста.
Но тут Терешкова
Прославилась снова,
Позволив гаранту
Вернуться обратно
И править над нами
Веками, веками, –
И как тут руками
не трогать лицо?

Мир без запаха и без вкуса

Сразу следом за роскошной Кайтаной в деле не менее роскошная… Стефания Данилова собственной персоной!
Без вкуса, без цвета, без запаха бывает не только вода в рекламе 90-х (кто тогда жил – возможно, вспомнит «Юпи»), но и ковидный мир.
Мир без запаха и без вкуса. Без объятий. И без людей.
Без сомнительного искусства танца в зареве площадей.
И без надежды. Если попытаться условно поделить авторов сборника на трагиков и комиков – Стефания, в отличие от предыдущего «оратора», определённо трагик.

Клаустрофобия и удушье

Диагноз ковидному миру ставит Мария Фроловская.
Сегодня все мы болеем врождённой нехваткой свободы,
перешедшей в клаустрофобию и удушье.

Карантинки

Разрядил обстановку и изрядно повеселил мини-сборник карантинок от Леонида Каганова.
На удалёнке-то, похоже,
зарплата удалилась тоже.

Человек человеку

Ананастя Ананасова размышляет, кто мы друг другу в это непростое время.
Человек человеку – пустая страница,
Остановленные поезда.
Я приеду, когда откроют границы,
Если вспомню, зачем и куда.

Время ясности или тьмы?

Глобальными вопросами задаётся председатель Международного союза поэтов Константин Пантелеев.
Это время ясности или тьмы?
Или мы в опасности, или мы
На пороге новых шальных времён,
Или курс на сумрак был отменён.

В ожидании информации

Анна Ошарина посвятила стихотворение памяти умершего от коронавируса друга.
А пока,
замерев в ожидании информации,
я молюсь за тебя
в коридоре
реанимации…

Сток бесчеловечности

Пандемия оказала на всех разное влияние. Всегда добрая и сказочная Нефертити Александра под впечатлением от новых реалий написала самый злой, пожалуй, свой стих.
Тишина заплещется
В общей панихиде.
Сток бесчеловечности
На себе замкните.

Чума с безмятежным ликом

Читая стихотворение Лилит Мазикиной «Чума», я поймал себя на мысли: если это и есть чума XXI в., то она воистину соответствует своему времени. Софт-насилие, софт-репрессии и софт-чума. Старушка-Смерть своей косой не размахивает неистово, а предлагает миру эвтаназию.
И лик её был безмятежен, в кои-то веки.

Завести гиппогрифа

Наталья Захарцева прячется от пандемии в уютном сказочном микромире. Её лирической герой купил детёныша гиппогрифа, который потом сможет унести хозяина от пандемии и прочих невзгод в счастливую чудо-юдо-страну. А пока…
Глеб отнёс на помойку свой плазменный телевизор.
Гиппогрифы вообще не выносят плохого слова.
Вот и автор подумывает завести гиппогрифа.

Долбаный год

Лирическая героиня Елена Ладовской оплакивает умершего знакомого весельчака-ковидодиссидента.
Этот долбаный год. Долбаный, сучий год.
Корабль стонет, скрипит, но плывёт вперёд,
И матрос рассеянно замирает на мушке прицела.
Миха месяц, как умер. Скорая не успела.

С номером легче, чем с именем

Ли Гевара описывает антиутопическую предсмертную деперсонализацию.
Главное – каждой выдадут номера.
С номером легче, чем с именем, помирать.

Квадратура круга

Прежде, чем закруглиться, упомяну городскую зарисовку Татьяны Репиной. Больной мир, больная (в хорошем смысле) поэзия – как же всё это прекрасно!
Город, прости, сегодня мы все сурки.
Многоэтажки чёрствы и высоки.
Это не жизнь, а квадратура круга.
Грустно, что нам друг в друга
Не суждено вписаться.
Чувство, что мне семнадцать.
Он не пришёл на вручение аттестата.
Мне на него не хватит ни слёз, ни мата.

Бонусы

Бонусом идут ковидные пословицы и поговорки от волонтёров COVID-19 в московских больницах.
Пандемия же продолжается. Каких ещё бонусов нам ждать от неё?

Святослав Белковский
Специально для Агентства Особых Новостей (on24.media)

 
Похожие записи
Latest Posts from Агентство особых новостей

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *