Многие люди, испытывающие серьёзные трудности со здоровьем, пишут стихи. Стихи разные. Иногда это религиозная поэзия. Мы задали несколько вопросов Даниилу Гаранину – поэту, имеющему проблемы со зрением.

Поэт-ремесленник

Святослав: Даниил, расскажите немного о себе. Просто то, о чём хотите рассказать нашим читателям в первую очередь.
Даниил: Я – Даниил Гаранин, ученик третьего курса химического факультета МГУ, призёр олимпиад по химии и физике, неудавшийся лауреат по литературе. Пишу стихи с раннего детства. Возможно, первое стихотворение было написано в пять лет. Серьёзно занимаюсь поэзией с 16 лет. Изучаю теорию. Считаю себя поэтом-ремесленником. Играю в шахматы, в 2014 г. был чемпионом России среди незрячих и слабовидящих. Трижды ездил на чемпионаты мира по шахматам. Много читаю. Являюсь православным христианином. Окончил православную воскресную школу при Храме Христа Спасителя в 2014 г. Очень хотел иметь музыкальное образование, но в связи с потерей зрения пришлось бросить музыкальную школу, где отучился один год.

Поэзия на слух и наощупь

Святослав: У нас специализированное издание. Нас читают люди с ДЦП, слабовидящие, незрячие… Не могли бы Вы поделиться опытом с ними? Вы – человек из поэтических кругов. Уважаемый, признанный. Скажите, пожалуйста: трудно ли было это всё? И просто начать писать стихи, и развить мастерство, и продвигать своё творчество впоследствии? Можно не копать слишком глубоко – просто опыт, о котором Вы хотели бы рассказать.
Даниил: Я не настолько признанный поэт. Имею 400 подписчиков на сайте «Книга фанфиков», где публикуюсь с 2015 г. Группу ВК забросил. Есть некоторые трудности в систематическом ведении ресурсов вследствие нехватки времени и навыков. Из поэтических достижений – изданная книга «Раненый восход» (2018), электронная книга «Отблески» (новая редакция, скорее всего, появится на ЛитРесе в конце этого года). Участвую в различных конкурсах – как школьных, так и сетевых. Стал победителем 9-го поэтического баттла «Книги фанфиков». Многократно пытался обучать поэзии, вести семинары, устраивать творческие кухни. Последняя творческая кухня прошла на тему написания сонетов. 15 октября прошла лекция на тему «Место религиозной лирики в современной поэзии». Я считаю себя не очень известным поэтом. Фактически ничего не вложил в свой пиар. Только в технические навыки вложился – это было действительно сложно: анализ текстов, уделённое время, серьёзная работа с материалом, расширение словарного запаса, поиск необычных слов.

И ещё о поэзии и инвалидности. Мой цикл «Отблеск зрения» – это цикл пейзажной лирики от незрячего человека. Одна из моих идей – это априорное восприятие визуальной действительности: можно не видеть, но язык вкупе с сознанием человека заключает в себе образность во всей её полноте. Таким образом, незрячий поэт или прозаик может быть ничуть не менее образным по сравнению со зрячим.
Развеется дурманной сказки дым,
Окажется, что нечто вне и между.
А я мечтаю подарить надежду
Художникам, с рождения слепым.
Отдельно хочется рассказать о циклах «На слух» и «Наощупь».
Цикл «На слух» заканчивается важными для меня словами: «Мои миры, прочерченные звуком» (я использую их как аннотацию к этому циклу), а также:
Кромешным мраком разделён с толпой.
Незрячий телом – духом не слепой.
К сожалению, инвалидность подразумевает одиночество, в том числе одиночество в творчестве, некоторое непринятие и отчуждение от рядового читателя. Есть сложности, но это ничуть не умаляет внутреннего мира.
Сейчас я работаю над циклом «Наощупь», в нём уже десять стихотворений, и начинается он со строк: «Незрячий глаз не чужд слезы горячей». Это уже новый уровень. Незрячий не только не менее зрячий по сравнению с обычным человеком, но и ничуть не беднее эмоционально. Мысль нового цикла: незрячие тоже чувствуют.

Вещи, о которых не говорят

Святослав: Что для Вас вера? Как Вы к ней пришли?
Даниил: Пришёл к вере я в детстве. Семья достаточно религиозная. Обвенчались родители не сразу, было мне года три, поэтому я запомнил церемонию. Впечатление оказалось сильным. Пожалуй, что в целом вид храма, как внутри, так и снаружи, поразил воображение. Когда в пять лет я ослеп, родители и бабушка стали значительно религиознее. Помню, что тогда впервые исповедовался, причастился, поступил в воскресную школу. Лично для меня как для незрячего вера не значит ничего особенного. Имел бы я зрение – думаю, верил бы так же. Но моей семье вера, безусловно, помогла пережить трагедию травмы сына.

Святослав: У Вас есть строка: «В душе живая благодать». Что это для Вас в контексте физических трудностей? Может быть, что-то гораздо большее и перевешивающее?
Даниил: Признаюсь, строка: «В душе живая благодать» – мне не нравится. Стихи старые. Стихи неяркие. Стихи такие, которые я не написал бы сейчас. Сама строчка — штамп, типичный для религиозной лирики. Ощущение сопричастности и плода веры есть, но, пожалуй, о таких вещах не говорят. Тем более, не говорят коротко.
Святослав: Расскажите, пожалуйста, о цикле стихов «Отблеск веры». Это для Вас определённая веха, не так ли?
Даниил: Цикл «Отблеск веры» — самый первый из именно циклов, задуманных мной. В нём сорок стихотворений, что для меня, разумеется, символично: сорок дней поста, сорок лет скитания Моисея в пустыне и так далее. Но я им недоволен. Это веха, но скорее веха не очень удачного опыта. Чувствуется, что не смог сказать самого главного, не сумел выразить сокровенного. Пожалуй, любимыми строками из него мог бы назвать:
Душа стучится, как паломница,
У врат обители святой.
Разумеется, строки отсылают нас к Лермонтову, но именно в них, как мне кажется, я ближе всего подобрался к сути.

Читайте также:  Максим Никонов: «Главное – наказать»

Православный поэт – больше, чем поэт

Святослав: В своих стихах Вы обращаетесь к другим поэтам. К Бродскому, например. Какие вообще поэты оказали на Вас влияние? Кого просто предпочитаете, любите читать?
Даниил: Начинал я с военных поэтов, в первую очередь с Твардовского и Симонова. Это были первые поэты, которых я читал систематически, чьи стихи я именно анализировал. Первые мои стихи тоже были на военную тематику. Второе невероятно яркое влияние – серебряный век. В первую очередь – Блок и Сологуб. Блок определил саму концепцию того, что я делаю. Трёхтомник у него – у меня четырёхтомник. Очень сильно повлиял Бродский. Пожалуй, это последний поэт, которого я действительно люблю, который мне действительно близок по духу. Я люблю современную поэзию, но всё же не так, как классику. Огромное влияние на меня оказал Ходасевич. Этого поэта я читал, пожалуй, наиболее вдумчиво.
Святослав: Поэт в России – больше, чем поэт?
Даниил: Нет конкретного ответа. Я не мыслю категориями русскости, не считаю себя патриотом. Если говорить об идентичности, то вот первая моя идентичность: я – православный человек. Политика Церкви меня интересует больше, чем политика государства. Из новостей я интересуюсь только новостями науки.
Поэт в России – больше, чем поэт? Я тоже могу сказать, что для меня православный поэт – больше, чем поэт. Это для меня некое особое призвание.
Святослав: Даниил, спасибо большое за интервью, успехов Вам. В заключение, если можно – Ваши ближайшие творческие планы.
Даниил: Я работаю над четырёхтомником, который называется «К свету». В него должна войти тысяча стихотворений. Первый том – «Отблески». Он состоит из пяти циклов: «Отблеск веры», «Отблеск зрения», «Отблеск разочарования», «Отблеск мысли» и «Отблеск чувств». Второй том – «Вспышки». Там два венка сонетов, произведения «Память», «Мертвенный свет», «Немой свет», «Безжалостный свет», «Поэма упадка» и «Поэма логики». Третий том – «Лучи», это около пятисот стихотворений. Последний том – «Огни»: «Огонь любви», «Огонь творчества», «Огонь смирения», «Огонь видения» и «Огонь спасения». Сейчас я работаю над новой религиозной лирикой и над новой любовной лирикой. Кроме того, я собираюсь декламировать свою поэму «Пигмалион» на крупном поэтическом фестивале «Петербургский ангел». Выполнены переводы моих стихов. Они начались в марте. Несколько моих стихотворений перевели на английский язык. Также я работаю над романом и над курсовой. Тема курсовой: «Чернобыльские «горячие» частицы: передовые методы их анализа, включая электронную микроскопию, микро-рентгенографию, масс-спектроскопию, рентгеновскую томографию». Научный руководитель: Ольга Валериевна Дубовая.
На творческие планы влияет учёба на химическом факультете. Отчасти она ограничивает возможности по времени, но при этом она же даёт огромный материал и огромный же жизненный опыт.
С четырнадцати лет химия становилась сырьём для моего творчества. Сейчас в работе цикл «Химическое», в котором написано двенадцать стихотворений из двадцати.
Из-за сложностей с дистанционным обучением пришлось выйти в академический отпуск, но сейчас я восстановлен на факультете, продолжаю образование по индивидуальному учебному плану.
В завершении хотелось бы уточнить, что на данном этапе я вижу своё будущее в стабильной работе, а творчество станет возможностью самовыражаться и делиться с миром своими идеями.

Святослав Белковский
специально для Агентства Особых Новостей (on24.media).

 
Похожие записи
Latest Posts from Агентство особых новостей

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *